Власть, как право, и власть, как обязанность

Опубликовано: 10.01.14

Эдуард Нигмати, Исследования, Книги

Демократическая технология формирования власти требует выполнения некоторых идеальных условий, только в этом случае она способна удовлетворить объективные интересы общества.

  1. Полноценная образованность, политическая заинтересованность и информированность участников.

  2. Большой запас времени у всех членов общества.

  3. Исключение из процесса формирования власти взаимоотношений обмена, подкупа и торговли.

  4. Отсутствие давления родственных, общинных, мистических, религиозных и иных микрокоммунистических связей.

Наличие всех этих условий было только в древнегреческом полисе, когда небольшое количество мужчин рабовладельцев решало судьбы своего города-государства. И понятно, что эти условия были обеспечены рабовладением.

Во всех остальных случаях демократическая технология дополняется системой представительства. От имени большинства власть осуществляет небольшая элитная группа профессиональных политиков. Это диктатура буржуазии, о чем уже сказано в предыдущих разделах «Диалектики социализма».

Если попытаться демократические методы внедрить в органы диктатуры пролетариата, в Советы, то на этапе интенсивного развития промышленности Советы обязательно выродятся в представительный орган власти, отделяя от рабочего класса бюрократическую элиту.

Совсем недавно мы наблюдали именно такое «вырождение» Советской власти в СССР.

История социалистического строительства знает не только этот трагический момент, но и потрясающий взлет с середины 30-х до начала 70-х годов. Следовательно, Советская власть все-таки имела какую-то оптимальную форму.

Уже было указано, что Советы, как революционный орган созданы рабоче-крестьянским активизмом, самовыдвижением сознательных представителей народа.

Логика этого движения на определенном этапе натолкнулась на две глобальные проблемы:

  1. Революционный актив отделялся от народа, сам превращался в бюрократическую элиту.

  2. Новые активисты, поддержанные коллективами предприятий, понимали борьбу с бюрократической элитой, как и положено по теории, в экономическом ключе. Нужно добиваться максимальных экономических выгод для своего коллектива даже вопреки общим задачам коммунистического строительства.

Эти проблемы освещены в предыдущем разделе.

Как не крути, проблемы оказались настолько острыми, что угрожали, если не поражением революции, то, как минимум, новой гражданской войной. Предстояло, с одной стороны, уменьшить претензии на элитарность революционных активистов, а, с другой стороны, перевернуть вектор интересов той части рабочего класса, которая только выходила на арену классовой борьбы.

Другими словами, диктатуре пролетариата предстояло совершить акт насилия над собственным классом с целью преодоления его классовой сущности, упразднения рабочего класса.

Вся череда политических битв от 1927 до 1939 года: репрессии, расстрелы, предательство, ошибки — это и есть скрытая гражданская война, которая только потому не переросла в горячую фазу, что Советский центр нашел мощнейшее средство вовлечения народных масс в политическую жизнь.

Слепо, непоследовательно, без разработанной теории и политической технологии, сущность Советской власти была раскрыта практикой.

Проблема, по существу, заключалась в следующем, как избежать выделения элиты из рабочего класса. Ответ есть в одном из заштатных голливудских мультфильмов «Семья супергероев», где отрицательный персонаж произносит важнейшую для понимания нашего вопроса фразу:

«А если все — супергерои, то никто — не супергерой!»

Для того, чтобы обеспечить подлинную диктатуру пролетариата нужно вовлечь в управление весь рабочий класс и большую часть крестьянства. В рамках выборной системы — это невозможная задача. Более того, это невыполнимая задача в рамках традиционной системы права, которая досталась в наследство большевикам, как завоевание европейской цивилизации.

Подсказка скрыта в организационных системах докапиталистического общества, и в организации раннего капитализма, когда весь правящий класс наделялся не столько правом, сколько обязанностью управления. Например, дворянин, только выполняя военную или государственную службу, мог оставаться владельцем поместья и, как следствие, дворянином. На заре буржуазных отношений предприятием управлял капиталист.

Делая первые шаги, Советская власть уже обнаружила, что в рамках переходного периода (чем является социализм), при сохранении фабричной системы — единственный способ обеспечения какого-либо права — это соединение его с обязанностью.

Рассмотрим.

Право на всеобщее вооружение народа в определенной форме существует в США, но является пустым, а в некоторых случаях вредным. Это не такое право, при котором народ получает возможность защитить себя от внутреннего и внешнего насилия.

В СССР — это право было реализовано сначала для рабочих и крестьян, а затем для всего народа через создание Красной Армии и призывной системы. Народ не просто обладал всей массой общественного оружия, он поголовно научился им организованно пользоваться, дважды доказав свое умение в Гражданской войне против внутреннего насилия и в Великой Отечественной войне — против внешнего.

И здесь будет полной демагогией «скулеж» об отсутствии личного кольта против преступности. Полный учет оружия и был призван для того, чтобы рано или поздно лишить оружия контрреволюционные силы и преступный мир.

Как только индустриализация и коллективизация приносят свои плоды, лучшим средством реализации права на труд становится обязанность труда.

И можно увидеть еще много таких обязанностей, реализующих права. Обязанность получения определенного уровня образования, обязанность диспансеризации и прививок, прописка, распределение по окончании учебного заведения и т. д.

Посмотреть, полный кошмар, всюду обязанности! Но если перечислить по порядку получается другая картина. Оказывается, советский человек не имел права стать рабом для своих и зарубежных хозяев, не имел права быть необразованным, не имел права быть бездомным и безработным и не имел права загнуться от болезней раньше времени.

Все это было бы пустым звуком, если бы власть была посторонним, антинародным органом, но постепенно оказалось, что советский человек не имел права устраниться от управления государством.

Еще несколько цитат из Советского законодательства.

Постановление ВЦИК от 16 октября 1924 года «Об усилении участия в общественной жизни крестьянок и батрачек»

«2 сессия Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета XI созыва обращает внимание местных советов на незначительное участие трудящихся женщин в работе советов и особенно в качестве членов сельских советов, волостных исполнительных комитетов.

Крестьянка, работница, батрачка должны стать активными участниками советского строительства.

<...>

Принять меры к усилению участия в общественной жизни крестьянок и батрачек и к избранию лучших из них в члены сельских и волостных исполнительных комитетов».

Постановление Президиума ЦИК СССР от 3 февраля 1930 года «Основные положения об организации сельских советов в Союзе ССР».

«24. Важнейшей задачей сельских советов является вовлечение широких трудящихся масс деревни и непосредственное государственное управление и организация батрацких, бедняцких и середняцких слоев деревни для дальнейшего подъема и социалистического переустройства сельского хозяйства.

25. В целях вовлечения в повседневную работу сельских советов широких масс трудящихся, а также для привлечения к этой работе всех членов сельских советов, при сельских советах организуются различные секции. Количество и название секций определяются законодательством союзных республик с тем, однако, чтобы организация секций охватывала все важнейшие области работы сельских советов.

Работа сельско-хозяйственной секции, образуемой при всех сельских советах, должна строиться по типу производственных совещаний. Основное внимание секций должно уделяться организации и работе коллективных хозяйств, организации в них производства, труда и быта, развертыванию в них культурно-просветительной работы и т.д.

В состав секций сельских советов должны особенно широко вовлекаться батраки и бедняки, как основное ядро актива сельских советов».

Постановление ВЦИК от 20 января 1933 года «Об утверждении положения о городских Советах».

«Городские советы являются органами пролетарской диктатуры.

Объединяя и вовлекая все трудящееся население в социалистическое строительство и управление государством, городские советы, как высшие органы власти на своей территории, разрешают все местные вопросы, руководят подчиненными им учреждениями и предприятиями, а также обсуждают деятельность Правительства и вышестоящих исполкомов. <...>

Привлекают массовые организации трудящихся к постоянному участию в государственном управлении, к борьбе с бюрократическими извращениями в государственном и кооперативном аппарате и принимают меры к улучшению состава работников госаппарата».

Таким образом, мы видим коренную особенность Советской власти. Она конечно же была в своем развитом виде гораздо шире, чем просто Советы разных уровней и коммунистическая партия.

То, что выплавилось в огненном горне 20-30-х годов, по своему существу было величайшей системой подлинного народовластия, когда каждый институт, каждое действие, каждый производственный и учебный акт в той или иной степени вовлекал в управление каждого члена общества.

Давайте вспомним.

Школа. Каждый ученик класса должен иметь общественное поручение. У некоторых общественная работа получалась лучше, чем у других, и они становились комсоргами и старостами классов.

Но за школой следовали армия, институт, завод. И там снова, и снова каждого члена коллектива система испытывала и буквально толкала во власть.

Однажды, лет тридцать тому назад, моя бабушка, тихая городская мещанка, сказала, что ей приходилось посещать заключенных. Я удивился, почему кассир сберкассы посещала тюрьму. Оказывается бабушка была народным заседателем. «Почему?» - спросил я. «Общественное поручение, - ответила бабушка, — Это обязательно».

Не сложилось по судебной, военной или партийной линии, активность пытался разбудить профсоюз. И не только. Журналисты вовлекали в движение рабселькоров, милиция — в ДНД, сотрудники НКВД тоже вовлекали... Ну да, и то, что сейчас презрительно называют стукачеством, в ту пору имело совсем иное значение...

А если кто-то перевыполнил план, а если неоднократно... Завтра его непременно включат в выборный список, или в профком, или в товарищеский суд, или в партбюро...

Кто-то делает предложение, давайте сделаем эту работу так-то... «Молодец, тебе и руководить! Справишься, пойдешь выше!..»

Собственно, вот такая система была и способом формирования депутатских списков, и методом обучения, и источником информации, и механизмом управления.

Но что сломалось в этом механизме? Почему в какой-то пока неопределенный момент от каждого гражданина стали требовать быть чем-то вроде санитара класса («Вы вымыли сегодня уши?»), а вот подняться выше?.. Не-ет!.. Да и граждане перестали предлагать сделать «вот так-то». «Кто предлагает, на том и везут!»

А может быть система в какой-то момент переросла свою форму?

На эти вопросы нужно искать ответы за пределами диалектики власти, поэтому ставим точку в главе «Диалектика диктатуры пролетариата» и переходим к другим аспектам развития социалистического общества.

К содержанию >>>  Дальше>>>



Комментарии (2)

  1. Виктор Тяпин 11 января 2014, 00:42 #
    <Вся череда политических битв от 1927 до 1939 года: репрессии, расстрелы, предательство, ошибки — это и есть скрытая гражданская война, которая только потому не переросла в горячую фазу, что Советский центр нашел мощнейшее средство вовлечения народных масс в политическую жизнь.>
    Очень правильно замечено.

    <граждане перестали предлагать сделать «вот так-то»>
    В этом как раз ничего удивительного не вижу. После смерти Сталина и упора на хозрасчет для руководства требовались все более специальные знания. Смысла участвовать во власти не стало: времени требуется на это много, а делать всё равно приходится то, что скажут в парткоме, горкоме, обкоме. Участие в советах выродилось в фикцию. Надо либо делать каждого заинтересованным в том же, в чем заинтересовано всё общество, либо придумывать что-то иное.

    Я, вообще-то, уверен, что советы себя пока еще не показали в полную силу. Первокоммунизм должен вернуть им второе дыхание.

    <А может быть система в какой-то момент переросла свою форму?>
    Может быть. Но тогда от диктатуры пролетариата надо переходить к диктатуре трудящихся. Это пытались сделать еще при Сталине (сталинская конституция). К сожалению, после смерти Сталина этот процесс был остановлен.
    1. Виктор Тяпин 16 января 2014, 21:17 #
      <единственный способ обеспечения какого-либо права — это соединение его с обязанностью>.
      Отличная формулировка!

      Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии. Вход Регистрация