Научный коммунизм и коммунистическое учение

Опубликовано: 10.11.13

Эдуард Нигмати, Исследования, Книги

Вместо введения

Коммунистическое учение — в тупике. В этом нет ничего удивительного. С того самого момента, когда наука стала учением, мировоззрение, основанное на учении, было обречено бродить в темноте. Следовательно, коммунистическое учение оказалось в тупике обоснованно и заслуженно. И для такой метаморфозы были объективные причины. Но я не буду объявлять эти объективные причины уже доказанными, раньше, чем это станет видно из исследования.

Пока же речь о том, что науку подменило учение. Это то, что лежит на поверхности, это то, что видно всем. И есть соблазн самой этой подменой объяснить историю последних десятилетий. Этот соблазн можно свести к формуле: «коммунисты ошиблись и социализм потерпел крах». К этой формуле можно привязать любую важную дату в истории СССР. Примерно так.

  1. Коммунисты ошиблись в октябре 1917 года, социалистическая революция в России была преждевременной и невозможной.
  2. Коммунисты ошиблись в 1918 году, отказавшись от многопартийности.
  3. Коммунисты ошиблись в 1920-27 гг., отказавшись от фракционности.
  4. Коммунисты ошиблись в 1936 году, заменив производственный принцип формирования Советов, территориальным.
  5. Коммунисты в 50-е годы совершили предательство и переворот, отвергнув Сталина и его единственно верную линию.
  6. Коммунисты ошиблись в 60-е годы, постепенно ослабляя антисталинский пафос 50-х.
  7. Коммунисты ошиблись в 70-е годы, отказавшись от внедрения единой автоматизированной системы управления в пользу хозрасчета.
  8. Коммунисты ошиблись в середине 80-х годов, начиная перестройку под лозунгом пересмотра теоретических основ марксизма, и возвратившись к антисталинизму.

Каждой «ошибке» коммунистов можно приписать не только дату, но и персону, тем самым сваливая «вину» на личности. Удобная и бессмысленная теория, которая ничего не объясняет, зато позволяет коммунизму оставаться на периферии современного политического пространства.

Между тем в 1989-1993 годах прошли события, которые до сих пор скромно называют реформами. При этом наиболее радикальные коммунистические группы склонны определять эти процессы термином контрреволюция. «ХХ съезд фактически стал точкой отсчета активизации сил внутренней контрреволюции в СССР, осуществившейся при Горбачеве». «Август 1991 года - политический переворот, организованный "демократами" с помощью провокации с ГКЧП, сосредоточение власти у ставленников необуржуазии». (Программа ВКПБ) «Социалистическая надстройка, включая многомиллионную партию и Советы, превратилась в фанерную декорацию. Мелкобуржуазная волна захлестнула почти все слои общества. Вот почему, открытый контрреволюционный захват власти в 1991 году ставленниками мирового империализма почти не вызвал сопротивления Общества». (Цели и задачи коммунистов. Проект программы).

В радикальном определении есть доля смысла, потому что вместе с развалом Советского Союза был разрушен строй, декларированный в Конституции и названии СССР. Завершилась первая попытка построения коммунизма в нашей стране.

В теории казалось, что социализм и кризис несовместны, что если что-то и способно раздавить социализм, то только внешнее воздействие буржуазного мира. И если бы социализм погиб в результате антинародного контрреволюционного переворота, или войны, или предательства высшей власти, коммунистическое движение не пострадало бы, а лишь приобрело ореол мученичества, героизма и грядущей надежды.

Все современные радикальные коммунистические группы и партии пытаются поддерживать контрреволюционную мифологию. И может быть с точки зрения тактики это кажется наиболее выигрышным. Но, подчиняясь теории заговора, коммунисты теряют важнейшую стратегическую позицию. То есть коммунисты отдают на откуп противникам свою теоретическую силу. Диалектика и исторический материализм — в этом была сила большевиков. Понимая движущие силы истории, большевики могли находить правильное понимание не только грядущих событий, но и суть происходящего в каждый текущий момент. Только это позволило большевикам объединить в единой борьбе пролетариат и беднейшее крестьянство, привлечь к этой борьбе лучших представителей интеллигенции, армию, преодолеть национальные противоречия, экономическую разруху и построить реальный социализм в отдельно взятой стране, находящейся на ранней стадии капиталистических отношений.

Перечисленного достаточно, чтобы понять — социализм в СССР был построен не по лекалам классического марксизма, а в результате творческого развития марксистской теории. Так может быть марксизм-ленинизм — лишь марксистская ересь, очередная попытка ревизии и оппортунизма? Что тогда отличает его от других аналогичных попыток Бернштейна, Каутского, Троцкого? На каком основании Ленин, Сталин, Жданов, Мао вели постоянную борьбу с ревизионизмом, если и сами подвергли марксизм ревизии?

Ответ довольно прост. Если марксизм наука, он должен развиваться вместе с развивающимся миром. Но развивающийся марксизм и его ревизия направляются по разным векторам. Если выразить разницу векторов предельно просто, то можно сказать, что марксизм утверждает необходимость построения коммунизма, а оппортунизм прямо или скрыто, теоретически и практически необходимость построения коммунизма отрицает.

Следовательно, чтобы двигаться дальше нужно разобрать понятие необходимость. Это не закон природы или общества, а сознательное или бессознательное подчинение закону. В первом случае человек использует закон природы или общества, во втором — «плывет по течению», которое может «выбросить на берег» или «швырнуть на рифы».

Коммунистическое общество необходимо в том случае, если человечество продолжит свое сознательное развитие. Если развитие и дальше будет происходить в полубессознательном буржуазном мире, человечество может погибнуть. Таким образом, коммунизм необходим для сознательного развития человечества, и в таком качестве он совершенно далек от того прекраснодушного идеала, в который его периодически превращают, чтобы легче было выдвинуть против него моральные возражения. Обыденное представление о коммунизме, как о «лучшем будущем», в котором разрешены все проблемы морали, справедливости, добра и зла навязывается, чтобы в завершение объявить менторским тоном, что такое общество невозможно, что природа человека дурна и что данные выводы подтверждаются «успехами» социализма в СССР.

Это представление о коммунизме находит себе почву там, где отсутствует даже поверхностное представление о научном коммунизме, в том случае, когда науку подменяет учение. Но даже поверхностное знакомство с марксистскими текстами позволяет понять, что ни Маркс, ни его последователи не видели в коммунизме ничего такого, что соответствовало бы обывательским представлениям о справедливости, свободе, добре и зле. Обывательские представления являются отражением буржуазной идеологии и обусловлены буржуазными условиями жизни, и они не могут пробиться дальше того рубежа, который определен частной формой присвоения общественных богатств, и связанными с этим способом присвоения ролями и статусами.

Средний класс озабочен наличием «социальных лифтов» и защищенностью. Для него справедливость базируется на возможности приобретать высокие статусы «своим умом», и на наличии спасительных барьеров против падения на общественное дно. Для среднего класса идеальным обществом является «город мастеров». А коммунизм ни в теории, ни на практике не являлся и не будет являться «городом мастеров», в том смысле, что цеха мастеров упразднены вместе с феодализмом, и это движение назад, а не вперед.

Победа социалистической революции не только не устраняет средний класс, а по мере строительства и укрепления социализма расширяет его, поднимая до уровня среднего класса низшие слои пролетариата и крестьянства.

В данном месте я употребляю понятие «средний класс», обыватель условно, потому что на деле и в советском обществе и в буржуазном — эта социологическая группа выделяется лишь как тип людей имеющих средний достаток и некоторый досуг, для которого сохранено больше сил, чем у промышленного рабочего. То есть представители этой группы по своему классовому положению в классическом марксистском понимании могут относиться и к рабочим, и к колхозному крестьянству, и к мелкой буржуазии. Но само материальное положение, досуг и статус меняют классовое самосознание, сближая эту группу людей между собой и отдаляя их от собственных классов.

Это, пожалуй, один из проблемных моментов в строительстве коммунизма. Он связан с тем периодом, когда быстро растущее народное хозяйство уже удовлетворяет базовые потребности всего общества. То есть решены проблемы голода, безработицы, образования, отдыха. На фоне «относительной сытости» во всех известных до сегодняшнего дня социалистических обществах начинались экономические и политические процессы, отклоняющие их развитие от коммунистического вектора. Вместе с этим отклонением происходила деформация коммунистических партий, ведущая к оппортунизму, к отрицанию необходимости коммунизма. Смена идеологического вектора приводила до сих пор к теоретическому тупику, когда научный коммунизм подменяло учение, основанное будто бы на ортодоксальном марксизме, а на деле использующее марксизм и коммунистическую фразу для прикрытия власти и, связанного с этой властью перераспределения появившихся излишков в пользу, возникающей, замкнутой правящей группы.

Коммунизм, как политическая сила пережил сегодня серьезнейший кризис. Причиной для этого кризиса было разрушение мировой социалистической системы во главе с Советским Союзом. Но это разрушение само нуждается в объяснении, так как оно не связано с вмешательством внешней враждебной силы, и в большой мере вызвано внутренним взрывом, внутренними силами, которые созрели в рамках социалистических государств.

Рождение враждебных коммунизму сил связано с тем периодом коммунистического строительства, когда были удовлетворены первичные потребности народов социалистических стран. На фоне роста благосостояния рабочие и крестьяне начали утрачивать свои классовые черты. Они все больше приближались к уровню среднего слоя, который в развитых буржуазных странах амортизирует революцию, ожидая даже в кризисные эпохи улучшение своего положения.

На самом деле этот симптом указывал новые горизонты развития коммунизма и в лучших условиях мог подтолкнуть это развитие. Но ни теоретически, ни практически коммунистическое движение в целом и коммунистические партии стран победившего социализма к этой новой ситуации не были готовы. Партии сами оказались подвластны обывательской стихии, включили ее в себя, выразили ее неосознанные страсти и в итоге переродились в оппортунистические партии.

Естественно, на фоне перерождения правящих партий марксистская теория остановилась в своем развитии, дала возможность пересилить себя оппортунистическим теориям (еврокоммунизм, критический марксизм, фрейдомарксизм и т. д.). Эти взгляды захватили международное рабочее движение, а в странах социализма вместо теории, которая должна была учитывать реалии изменившегося мира, возникло учение, выступившее как догма, но не как наука.

К содержанию>>> Дальше>>>



Комментарии (5)

  1. Виктор Тяпин 15 ноября 2013, 15:21 #
    С общим направлением согласен целиком и полностью. Тем не менее есть частные замечания.
    1. Не оправдан проводимый разрыв между наукой и (марксистским) учением. В введении к «Введению» говорится о научной теории. Точно так же и учение может быть научным или нет. Теория была верна, пока она была научной. И в гражданскую, и в Великую отечественную войны массы этой теорией-учением руководствовались, и защищали ее плоды от всяческих врагов.
    Понятно, из-за каких причин проводится разница между наукой и учением. Но не корректное высказывание может восприниматься как указание на то, что социализм у нас строился не на научной, а на не понятно какой основе. Это может оттолкнуть от полученных выводов как раз тех, кто наиболее к ним подготовлен. Более правильно говорить о догматизации марксизма, о тупом следовании некогда правильным выводам, уже исчерпавшим себя в связи с изменившимися условиями. У тебя это тоже есть, но где-то на втором плане. Надо эту мысль вывести на первый план.
    2. «Но само материальное положение, досуг и статус меняют классовое самосознание, сближая эту группу людей между собой и отдаляя их от собственных классов».
    Это правильно, но, опять же, не корректно. Материальное положение БОЛЬШИНСТВА РАБОЧЕГО КЛАССА не может отдалять его от собственного класса, а изменяет, корректирует сами классовые интересы. У наименее обеспеченных представителей классовые интересы такие же, как у «среднего класса», просто пока еще эти «низы» не в состоянии это осознать. Новые задачи может поставить только «средний класс», но задачи эти не менее актуальны для всего класса.
    3. «Коммунизм, как политическая сила пережил сегодня серьезнейший кризис.»
    Еще не пережил, а переживает. Пока что лишь мы вдвоем ставим вопрос об изменении классового сознания пролетариата. Этого слишком мало для утверждения, что кризис уже пережит.
    4. «На фоне роста благосостояния рабочие и крестьяне начали утрачивать свои классовые черты.»
    Не утрачивать — выражение совершенно не верное. Просто на передний план стали выходить такие классовые интересы, которые раньше мы могли рассматривать как не существенные.
    5. «в странах социализма вместо теории, которая должна была учитывать реалии изменившегося мира, возникло учение, выступившее как догма, но не как наука.»
    По этому вопросу я уже высказывался.

    1. Эдуард Нигмати 15 ноября 2013, 16:07 #
      Спасибо, Виктор. Про учение я думал уже и сам. Текст выкраивался раньше, чем его последующие части. И когда сейчас размещал его, можно сказать, отнесся небрежно, надо было редактировать вторично. Но теперь вместо редакции есть твоя поправка, а саму работу откорректирую чуть позже, с соответствующими оговорками о догматике.
      Про «средний класс» и утрату классовых черт — это неуклюжесть стилистическая. Имелось ввиду стирание границ. Берем сегодняшний день — не могу судить о Белоруссии — но в России крестьянство окончательно стало аграрным рабочим классом, вне зависимости от названий (колхозы кое-где остались с припиской ОАО). То есть, то что было тенденцией при социализме, капитализм грубо поправил, и, вероятно, в этом была его незапланированная миссия. Не смогли сами — вот вам реакция. Так же через несколько дней поправлю эту неуклюжесть.
      И да — ты прав — «переживает»…
    2. Романов Е А 15 ноября 2013, 18:51 #
      В целом статью полностью поддерживаю!
      Все моменты произошедшего отмечены правильно. Отмечены все «эпохи» перерождения коммунизма в собственное отрицание но не завершающего вывода объединяющего весь процесс. Все процессы происходившие в СССР были продиктованы общественно исторической необходимостью, они были неизбежны и для этого были свои причины, процесс вырождения советских «элит» был неизбежен. Догматизация Маркса, Ленина, Сталина их цитирование к месту и не к месту остановили процесс развития Диамата и Истмата.
      ОЭФ это живой организм развивающийся и живущий по своим законам, действие которых вскрыл и применил Маркс, Энгельс и Ленин.
      Важно не знание цитат из МЛТ, важно понимание взаимосвязи законов развития ОЭФ.
      А цитирование это полуправда не имеющая ничего общего с текущей реальностью. Ваша статья направленна как раз на попытку понять эти процессы, а это очень ВАЖНО ибо понимание порождает знание того, что нужно делать.
      1. Романов Е А 15 ноября 2013, 19:08 #
        Продолжение.
        Так для дополнения вашей статьи я бы отметил тот факт, что фактически сразу, после завоевания власти и уже в процессе строительства СССР, рабочий человек был отстранен от власти. Отсюда как следствие мощный процесс усиления роли партийного аппарата с дальнейшим развитием всех структур поддержания этой власти. Пока вся эта машинерия держалась на последовательном проводнике политики Рабочего класса товарище Сталине государство строилось в его интересах и ради него. Но это породило и негативный процесс, а именно расслабон рабочего до состояния невменяемости.
        Устранение Рабочего от власти не могло не породить шахтеров на площади перед белым домом. Рабочий человек забыл о том, что его слово является решающим. Правда ему помогали в этом усиленно.
        1. Виктор Тяпин 16 ноября 2013, 13:59 #
          Здесь вы поднимаете отдельные, но пока не рассматривавшиеся автором вопросы. Надеюсь, со временем автор до них доберется. Тогда и обсудим. Пока что у меня по вашему комменту больше возражений, чем поддержки.

        Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии. Вход Регистрация