Экономическая основа государственного капитализма при буржуазных отношениях

Опубликовано: 29.07.14

Эдуард Нигмати, Книги, Исследования

Маркс и Энгельс никогда не рассматривали государственный капитализм, как самостоятельный способ производства.

Из крупных марксистов, пожалуй, только Бухарин предполагал государство, как единую капиталистическую монополию, среди других подобных государств.

«Поэтому теперь можно говорить о концентрации капитала в государственно-капиталистических трестах  как составных частях гораздо более значительного общественно-хозяйственного поля, мирового хозяйства. <...> формы, которую приняли в значительной степени передовые страны современного капитализма. <...> Конкуренция переходит в последнюю наивысшую, последнюю из мысленных ступеней развития – конкуренцию  "государственно-капиталистических трестов" на мировом рынке. <Курсив Н.Бухарина> [1]

Но этот взгляд не нашел подтверждения в исторической перспективе. Государственный капитализм в развитых буржуазных странах получил широкое распространение лишь в Германии во времена Бисмарка и в современной Российской Федерации. Развитие империализма привело к образованиям более широких форм, выходящих за рамки одного государства, транснациональных компаний. А государства, достигшие наибольших успехов, флагманы капиталистической формации, вообще лишены государственных форм собственности. В США государству принадлежит только почта.

Были попытки приспособить дореволюционные взгляды Бухарина к оправданию госкапиталистической формации в странах социализма, указывая, что через включенность в мировое хозяйство, они выступают, как государственные монополии. Но и эти попытки имеют слабые основания, так как социалистические государства большую часть своей истории находились в полной или частичной экономической изоляции, были вынуждены сами создавать весь необходимый спектр продукции. Когда же СССР в 60-е годы начал выходить на мировые рынки, в нем уже обнаружилась внутренняя тенденция для развития капиталистических отношений и государственного капитализма.

В классическом марксистском понимании государственный капитализм – это только одна из форм буржуазных отношений, которая получает развитие при определенных условиях. Эти условия открывает Маркс, когда исследует рабочий период и оборот капитала.

Индивидуальный капитал не может развивать такие виды производства, которые имеют длительный, требующий крупных затрат, рабочий период, или связаны с длительным оборотом, который превышает разумные с точки зрения личной прибыли сроки.

Примером производства с длинным рабочим периодом является строительство железных дорог. Длительный оборот капитала иллюстрирует лесное хозяйство. Средства, вложенные на посадку леса, могут принести прибыль лишь через 50-70 лет.

Маркс пишет по этому поводу:

«На менее развитых ступенях капиталистического производства предприятия, требующие продолжительного рабочего периода и, следовательно, крупных затрат капитала на продолжительное время, — особенно, если они осуществимы только в большом масштабе, — ведутся или вовсе не капиталистически, а на общественный или государственный счет, как, например, проведение дорог, каналов и т. п. (в прежние времена, если иметь в виду рабочую силу, такие работы большей частью осуществлялись путем применения принудительного труда)». [2]

У Маркса идет речь о принудительных и общественных работах, т.е. о производстве, организованном докапиталистическими способами.

На определенном этапе докапиталистические способы производства заменяет государственный капитализм. Исследуя эти процессы, Энгельс заметил, что государство берет в собственность некоторые затратные производства

«для охраны общих внешних условий капиталистического способа производства» [3]

Здесь мы коснулись той части «Анти-Дюринга», которая посвящена государственному капитализму. [4] Она очень важная, так как именно цитатами из Энгельса выстраивается теория госкапа и некоторые другие направления ревизионизма.

Одни находят в словах Энгельса прямое указание на мирный, естественный переход от капитализма к социализму. Другие ищут в советском государстве реакционные черты, как в «социализме Бисмарка». Третьи прокладывают мост между госкапитализмом XIX века в Европе и укладом государственного капитализма при нэпе, утверждая, что путь к социализму лежит через государственный капитализм.

Поэтому рассмотрим представления Энгельса подробнее.

К моменту создания «Анти-Дюринга» капитализм в Европе начал переход к своей высшей стадии – империализму. И в этом переходе обозначились две формы коллективной частной собственности: государственный капитализм и акционерные общества. При этом одна часть стран, прежде всего, Германия, выходящая из феодализма, пришла к государственным формам, а другая часть, прежде всего Великобритания и США, – к акционерным.

Но обе эти формы роднит то, что они вытесняют из управления капиталиста, делают его излишним.

«Всякий вздор о «хозяйском глазе» и о создаваемых им чудесах превращается в явную бессмыслицу, как только предприятие достигает определенных размеров. Представьте себе «хозяйский глаз» на Лондонской и Северо-Западной железных дорогах! Но то, чего хозяин сделать не может, то рабочие, наемные служащие компании, с успехом могут делать и делают». [5]

Поэтому при государственном капитализме:

«Капиталистические отношения не уничтожаются, а, наоборот, доводятся до крайности, до высшей точки. Но на высшей точке происходит переворот». [6]

И здесь не может быть двоякого толкования.

«Пролетариат берет государственную власть и превращает средства производства прежде всего в государственную собственность. Но тем самым он уничтожает самого себя как пролетариат, тем самым он уничтожает все классовые различия и классовые противоположности, а вместе с тем и государство как государство». [7]

Итак, во всех описаниях Энгельса государственный капитализм присутствует при специфических условиях, описанных Марксом. Задачи госкапиталистического производства выполняются так же некапиталистическими способами и акционерными обществами. Государственный капитализм не работает без капиталистического окружения, а государственная собственность меняет свой капиталистический характер только после того, как государство становится пролетарским.

Последнее требует дополнительных разъяснений. Ревизионизм во многих своих ликах любит следующее высказывание Энгельса:

«Современное государство, какова бы ни была его форма, есть по самой своей сути капиталистическая машина, государство капиталистов, идеальный совокупный капиталист. Чем больше производительных сил возьмет оно в свою собственность, тем полнее будет его превращение в совокупного капиталиста и тем большее число граждан будет оно эксплуатировать. Рабочие останутся наемными рабочими, пролетариями». [8]

Ожидаемое превращение не происходит, потому что государственный капитализм может существовать только в буржуазной среде. Рядом должен быть в какой-то форме частный капитал, акционерный капитал и мелкобуржуазная масса. Мелкобуржуазная масса в конечном итоге и создает необходимую социальную силу для удержания буржуазных отношений. Внизу капиталистической пирамиды должен быть слой, испытывающий интерес к получению прибыли и богатства.

Например, Троцкий, в той мере, в которой он остается марксистом, совершенно определенно разъясняет:

«Государственный капитализм означает замену частной собственности государственной, и именно поэтому сохраняет частичный характер». [9]

Тут нужно понять, на основании каких фактов Маркс и Энгельс открыли грядущий коммунизм.

Обычно принято считать, что во всех предыдущих случаях смены формации, новые производственные отношения уже начали создаваться в рамках предыдущего строя, и только социалистическая революция происходит, как будто, на пустом месте.

Если бы это было действительно так, то Маркс и Энгельс не вырвались бы из ряда утопистов, сочиняющих коммунистические проекты. Коммунистические отношения начинают свою жизнь уже внутри буржуазной формации, на фабрике.

«<…> организация самого труда как труда общественного посредством кооперации, разделения труда и соединения труда с результатами господства общества над силами природы». [10]

То есть фабрика изнутри уже целиком вышла из отношений частной собственности, целиком является общественным производством. После того, как государственный капитализм и акционерные общества выбрасывают капиталиста из числа необходимых классов, остается изъять фабрику из-под власти капитала, подчинить ее общественному плану, и начинается построение коммунизма.

А для того, чтобы это произошло, рабочий класс должен разрушить буржуазное государство, создать свое, и взять в собственность государства рабочего класса средства производства.

С этого момента наступает первая фаза коммунизма – социализм, и, следовательно, производственные отношения при нем уже не могут быть государственным капитализмом.

«Буржуазия оказывается излишним классом; все ее функции выполняются теперь наемными служащими». [11]

Это Энгельс говорит еще о государственном капитализме. Но когда буржуазные отношения уничтожены полностью, когда власть в государстве принадлежит рабочему классу, государственный капитализм прекращает свое существование, отмирает.

Даже Троцкий, которого трудно заподозрить в симпатиях к советскому государству самым ясным образом отметает госкаповские претензии.

«Попытка представить советскую бюрократию, как класс «государственных капиталистов» заведомо не выдерживает критики. У бюрократии нет ни акций, ни облигаций. Она вербуется, пополняется, обновляется в порядке административной иерархии, вне зависимости от каких-либо особых, ей присущих отношений собственности. Своих прав на эксплуатацию государственного аппарата отдельный чиновник не может передать по наследству. Бюрократия пользуется привилегиями в порядке злоупотребления». [12]

И здесь можно было бы поставить большую и окончательную точку на теории госкапа… Точку, которую совершенно определенно поставил наиболее авторитетный лидер ревизионизма… Но…

 

Примечания:

1. Бухарин Н. Мировое хозяйство и империализм. 1915 г.// Проблемы теории и практики социализма. - М.: Политиздат, 1989. – С.79.

2. Маркс К. Капитал. Т2. // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. – М.: Госполитиздат, 1961. – Т.24, С.263.

3. Энгельс Ф. Анти-Дюринг. Переворот в науке, произведенный господином Евгением Дюрингом // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – Т.20., С.290.

4. См.: там же. – С.289-292.

5. Энгельс Ф. Общественные классы, необходимые и излишние // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – Т.19, С.299.

6. Энгельс Ф. Анти-Дюринг. Переворот в науке, произведенный господином Евгением Дюрингом // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – Т.20., С.290.

7. Там же. – С.291.

8. Там же. – С.290.

9. Троцкий Л. Потерянная революция: Что такое СССР и куда он идет? // Электронная версия. Точка доступа: <http://www.magister.msk.ru/library/trotsky/trotl001.htm#st09

10. Маркс К. Теории прибавочной стоимости // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – Т.26., Ч.3, С.442.

11. Энгельс Ф. Развитие социализма от утопии к науке. // Маркс К, Энгельс Ф. Соч. – Т.19., С.229.

12. Троцкий Л. Указ. соч.

К содержанию >>> Дальше>>>



Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии. Вход Регистрация