Сущность хозяйственных укладов

Опубликовано: 14.02.20

Эдуард Нигмати, Исследования, Книги

хозяйственные укладыДо сих пор мы рассматривали уклады, не внося теоретическую ясность в само понятие хозяйственный уклад. Единственное уточнение, которое было сделано в предыдущих главах, связано с различением капиталистического способа производства, буржуазной формации и уклада государственного капитализма. Но для этого хватило сравнительного анализа государственного капитализма при буржуазном строе и при социализме, того что был обрисован Энгельсом, и того, который описал Ленин. [См. параграфы 3.2, 3.3]

Особенность понимания определенного уклада в данном случае разрешалась определенной экономической необходимостью в условиях капитализма и в условиях строительства коммунизма. И отличие уклада государственного капитализма от способа производства легко обнаруживалась уже тем, что он присутствовал в разных исторических обстоятельствах, как особая единица, соседствующая со способом производства и социально-экономическими отношениями.

Но, продолжая исследование, мы наталкиваемся на отсутствие термина уклад в классической и марксистской политэкономии до Ленина. И у этого факта есть простая причина. Слово уклад в нашем русском значении отсутствует в романо-германских языках, на которых политическая экономия первоначально писалась. В английском языке этому слову отдаленно соответствует «путь»«the way», в немецком — «способ»«Die Weise». Соответственно, уже в наши дни появились переводы понятия хозяйственный уклад — «the economic way of life» (экономический путь, направление), и «Die wirtschaftliche Weise» (экономический способ), или еще менее удачные синонимы — «social and economic structure» (социально-экономическая структура) и в немецком «Wirtschaftsform» (экономическая система).

Еще немного лингвистики. Приставка «у» в русском языке несет значение чего-то предельно упорядоченного и завершенного, и одновременно — уменьшающегося, удаляющегося [1]. Т.е. слово уклад никак не соотносится ни со значением путь, ни со значением способ, которые передают это слово в английском и немецком языках. Если уклад — это нечто завершенное, крепкое, законченное, то путь и способ не предполагают завершенности, скорее инаковость — другой путь, другой способ, другая структура, другая система

Ленин, безусловно, воспользовался привычной формой русского языка (например, деревенский уклад, городской уклад, монастырский уклад, военный уклад и т. д.). Ему в тот момент не приходилось думать ни о дальнейшем развитии понятия, ни о том, как оно будет воспринято в европейской литературе. Перед Лениным стояли практические задачи и он искал понимания в своей стране. Но выделяя уклады, как нечто данное, оформленное, он не исключал их развитие, исчезновение и слияние.Это подтверждал лозунг:

«Кто кого?» [2]

Ленин ставил задачу экономической борьбы между коммунистическим правительством и буржуазным укладом за крестьян. Натуральный и мелкотоварный уклад по его замыслу должны были быть перехвачены социалистическим и в будущем трансформированы в социалистический. Такова задумка нэпа. И в этой задумке гораздо больше сходства с английским термином «путь» или немецким — «способ». Мышление Ленина здесь было вполне европейским, но облаченным в русское одеяние, что создало живучий миф о специфической, особенной многоукладности русской и в целом восточной социально-экономической системы.

Например, С.Кара-Мурза пытается доказать, что эволюция взглядов Ленина привела к тому, что после революции 1905 года он принял народнический взгляд на крестьянство и был намерен строить социализм на основе общинного уклада. Он пишет, что во-первых, общинный уклад является результатом территориальных и природных условий России, во-вторых, он играет прогрессивную роль в ее развитии, и, в-третьих, он присущ всем странам «третьего мира» и является базой для антикапиталистической революции. [3]

Мнение неонародника для современного марксизма, наверное, не так страшно. Ошибки и неосведомленность в работах Кара-Мурзы выпячиваются совершенно определенно. Но дело в том, что практически аналогичные взгляды преподносят некоторые современные марксисты. Я уже цитировал во второй главе выступление Казеннова на конференции «Красного университета» "Перспективы восстановления Советской власти". Взгляд доктора философских наук: предпосылкой Советов была производственная община. [4]

Такова сила мифа. Доктора от марксизма верят в производственную общину, которую сами же и надумали.

Однако в надуманности есть рациональное зерно.

На первый взгляд хозяйственный уклад является полноценной социально-экономической системой, напоминающей формацию в миниатюре. Есть способ производства, есть соответствующий базис и есть надстройка, отражающая его. И отличие от формации как будто только в том, что уклад является вкраплением в другой социально-экономический строй. Из такого представления следует, что уклад является либо атавизмом задержавшимся в отсталой стране, либо неразвитым зародышем будущего. Это представление об укладе, как о данности, у которой нет причин, а в лучшем случае — это надуманные причины биологического или культурного типа.

На выручку приходят два термина, которые объясняют абсолютно все — традиция и тенденция. Почему традиция? Потому что она консервативна и так просто не уходит. Почему тенденция? Потому что общество развивается. Эти «гениальные» формулы буквально заполонили печать и интернет и являются безукоризненным ключом для социальных фантазий. Так и у Казеннова производственная община в царской России стала результатом традиции. Почему? Потому что рабочие — это вчерашние крестьяне. Оч-ч-чень материалистическое объяснение!

Придется нам самим эти конструкции поставить на материальную почву и наконец избавиться от идеалистической позы по поводу консервативности культуры. Базис есть у всего, в том числе у традиции и тенденции. Но если тенденцию уже прекрасно обосновал Маркс, то с традицией до сих пор одни вопросы. Но отвечать на них мы будем не сразу. Пока рассмотрим ключ к ним — существование и сущность укладов.

Раньше мы уже рассмотрели причины возникновения уклада государственного капитализма при буржуазном строе и при диктатуре пролетариата. И выяснили, что в обоих случаях была экономическая необходимость — создание производства в тех отраслях, где длительный производственный период или длительный период обращения обесценивает интерес для частных вложений при капитализме, поддержание производства в тех областях, где недостаточно сил и средств у государства при диктатуре пролетариата. Это исследование дает возможность предположить, что и другие старые уклады проявляются в тех случаях, когда для этого есть экономическая необходимость.

Например, рабовладельческий уклад в рамках буржуазного строя возникает в Америке и в колониях там и тогда, когда появляются отрасли требующие простого труда, простыми инструментами, т. е. там, где труд раба наиболее эффективен, а наемные рабочие от него отказываются, или саботируют, переходят в отрасли с наибольшей механизацией. Это выращивание хлопка, чая и сахарного тростника, которое и в наши дни поддается механизации с трудом. Английские фабрики нуждались в сыром материале, сырой материал создавали рабы, и никакого другого секрета буржуазного рабовладения нет.

Пример с рабством показывает, что, как минимум, в XIX веке мы обнаруживаем уклады не только в России, и не только на востоке. Повсеместно распространенные факты государственного капитализма расширяют жизнь укладов на западе до наших дней. Но государственный капитализм не единственный уклад проявляющийся в империалистических странах. Мы до сих пор находим особый земельный уклад в Англии, и там лендлорды воспроизводят королевство. До сих пор и Европа и США имеют особый мелкотоварный и при этом общинный уклад национальных диаспор. Следовательно, уклады являются типичным следствием эксплуататорской экономики, общества с частной собственностью, только не всегда и везде появляются объективные условия для их явного действия.

От обратного. Хозяйственный уклад предполагает отдельность и может существовать исключительно на базе отношений частной собственности. Т.е. в наши дни даже общинные уклады — это частная собственность по отношению к другим частям общества.

Мы приходим к следующему. Хозяйственные уклады возможны только в обществе с частной собственностью. Вне зависимости от развития основного способа производства характерного для развития данного общества, старые уклады в нем не умирают, а включаются или выключаются из общего хозяйства в зависимости от экономических условий и конъюнктуры. Новые же уклады возникают в переходные моменты, когда общество готово освоить новый способ производства. Между новыми и старыми укладами существует противоречие, но в спокойных условиях они уживаются и дополняют друг друга в экономической системе определенной страны. Кризисы, революционные ситуации и революции открывают периоды борьбы хозяйственных укладов по принципу «кто кого». Общество оказывается в разобранном состоянии и не всегда поднимается на новую ступеньку развития, так как это не абстрактная борьба, а борьба конкретных людей, умов, поступков. Поэтому всякая революция открывает период колебаний, взлетов и падений. Длина этого периода во многом зависит от экономических условий и готовности всего мира к революционному движению.

Может сложиться иллюзия, что хозяйственный уклад является замкнутой и полноценной социально-экономической системой. Но на самом деле уклады встраиваются в действующий способ производства и в действующую формацию, поэтому легко утрачивают свои части как в надстройке, так и в базисе, и существуют на базисе основного способа производства. Например, диаспора, сохраняя свой общинный характер, может создавать капиталистические предприятия и принимать рабочими членов своей же общины. Возникает своеобразный симбиоз в базисе, который порою находит такие отражения в надстройке, которые кажутся или странными, или нелогичными, но тем не менее продолжают существовать. Это и есть традиция. Теперь мы видим, что она объясняется не своим названием, а производственными условиями современного мира.

Говоря о производственных условиях, мы в данном случае имеем ввиду не только производство средств для жизни, но и производство самой жизни, т. е. условия в семье или общине, в которой оказывается семья. В наши дни семья или община находятся в отношении с империалистической действительностью, которая предоставляет людям разного происхождения крайне неравномерные условия для воспроизводства жизни.

Итак, хозяйственные уклады связаны с частной собственностью, проявляются на всех этапах ее развития, встраиваются в действующий базис, но могут выступать и как полностью законченный, почти изолированный комплекс производственных и социальных отношений. Они засыпают и пробуждаются в зависимости от экономических интересов и изменений, становятся заметны в момент кризисов, войн, революционных ситуаций и революций, включаясь в экономическую, и, следовательно политическую борьбу.

На основании этого вывода рассмотрим в следующих параграфах судьбу укладов натурального и мелкотоварного производства в СССР.

Примечания:

1. Что означает приставка У в словах русского языка? // Большой вопрос. ru — Электронный источник. Точка доступа: <http://www.bolshoyvopros.ru/questions/3094897-chto-oznachaet-pristavka-u-v-slovah-russkogo-jazyka.html

2. Ленин В.И. Новая экономическая политика и задачи политпросветов // ПСС — М.: Издательство политической литературы, 1970. — Т.44, С.161

3. Кара-Мурза С. Советская цивилизация // Сайт Сергея Георгиевича Кара-Мурзы — Электронный источник. Точка доступа: <http://old.xn----7sbab8aor3ad3a.xn--p1ai/taxonomy/term/2?page=1Т.1

4. Казеннов А.С. Производственные общины как источник власти Советов // YouTube — Электронный источник. Точка доступа: <https://www.youtube.com/watch?v=mN5LYwow284

К содержанию >>> Дальше>>>

Поделитесь с друзьями



Комментарии ()