Как Путин отобрал «левую» повестку

Опубликовано: 31.08.21

Публицистика, Статьи, Эдуард Нигмати

Дума не о чемОднажды КПРФ технически способствовала приходу к власти «Единой России», заключив ситуационный союз с партией «Единство». «Медведи» тогда боролись в среде бюрократии с партией «Отечество — вся Россия». И такой союз и «левым», и новому «центру» показался естественным, ведь именно он позволил перепилить думские руководящие должности между двумя партиями. «Коммунисты» сохранили за собой председательское кресло и в нем с превеликим удовольствием остался господин-товарищ Селезнев.

Удовольствие Селезнева было настолько большим, что даже после того, как коалиция распалась, он предпочел председательское кресло членству в КПРФ.

Но это только присказка. Теперь сказка.

У наших «левых» было большинство в Государственной Думе второго созыва и ситуационное большинство в первой части сессии Думы третьего созыва. Сказать, чем занимались «коммунисты» во второй Думе достаточно сложно, потому что вместо обещанных сегодня десяти шагов мы в тот момент обрели Путина и потеряли экономическую невинность, то есть рухнули в дефолт. Понятно, что половина вины за дефолт легло на стрелочника, то есть на думское большинство, то есть на этих самых «левых». Это подтвердилось и фактическим поражением на выборах, когда для сохранения начальственных парламентских кресел пришлось идти на союз с «Единством».

Я уже писал однажды, что Дума никогда ничего не решала в смысле текущего управления государством. Это положение парламента обусловлено пресловутым разделением властей. То есть наша Дума, как и любой буржуазный парламент, обложена сдержками и противовесами в лице Федерального Совета, Президента и правительства, а так же бюрократическими органами на местах. Реальная власть у тех, кто обладает ресурсами, то есть у буржуазной бюрократии. Судьба парламента писать Законы, вот только этим он и занят.

И если мы говорим о Федеральных Законах, если обращаем на них внимание, то только потому, что в рамках определенной надстройки они позволяют лучше или хуже развиваться базису, оставляют больше или меньше места для его мирной трансформации.

Так что же сделали «левые» в тот момент, когда имели думское большинство? Вместе с «Единством» они подарили нам два реакционных закона, последствия которых почти лишили рабочий класс возможностей для экономической и политической борьбы. Это Трудовой кодекс Российской Федерации и Закон о политических партиях. Сейчас уже трудно сказать, кто и как голосовал по этим документам, но факт остается фактом, они приняты в тот момент, когда КПРФ имела реальные возможности не допустить их появления, когда она могла разрушить коалицию первой и лишить «Единство» руководящих позиций в Думе. Этого не произошло.

Прошу обратить внимание, что эти законы были приняты в 2001 году, а раскол «лево-правых» произошел в апреле 2002 года. То есть «коммунисты» выполнили грязную работу, а потом «Единство» преспокойно объединилось с «Отечеством», оставив незарастающий шрам на «левом» движении. На всех следующих выборах КПРФ уже не набирала большинства.

К анализу Трудового кодекса и Закона о политических партиях мы будем, конечно, возвращаться в других текстах. Здесь же необходимо сказать лишь следующее. Принимая этот закон будущая «Единая Россия» рассчитывала на политический и бюрократический контроль партийной жизни. Она получила такой документ. Он действительно работает против левых без кавычек организаций, в чем мы убедились при долгой регистрации партии РОТФронт, а затем и при приостановке деятельности этой партии. Инструмент политического давления на рабочих в данном случае работает безотказно.

Но и КПРФ имела свои выгоды в «Законе о политических партиях». «Левые» получали полную политическую защиту от левых. Если теперь и появляется зарегистрированный политический конкурент, то он зажат в тех же рамках, что и КПРФ, то есть должен быть изначально оппортунистическим. Как мы теперь понимаем, клон КПРФ уже не может занять парламентские места хотя бы потому, что еще один такой клон никому не нужен — ни рабочему классу, ни буржуазной бюрократии. В текущей тактике «коммунистов» это обеспечивает лидерам пожизненное пребывание в Думе. И, видимо, это и есть их единственная цель.

Проводя Трудовой кодекс, буржуазная бюрократия в лице будущей «Единой России» перехватывала самую «тухлую» идею социал-демократии — солидаризм. Можете на досуге вчитаться в мотивационные главы кодекса и вы увидите, как он навязал российским рабочим совершенно убийственные объятия буржуазии. И это был первый шаг Путина для перехвата «левой» повестки.

Приняв правила игры, КПРФ перекрыли сами себе возможность воздействия на власть с помощью рабочих. Стоит посмотреть все правила переговоров, трехсторонних комиссий и объявления забастовки, чтобы убедиться — классовая борьба запрещена даже в экономической форме. Все нынешнее рабочее движение действует не благодаря Трудовому кодексу, а вопреки ему. Попросту забастовка в большинстве случаев — запрещена. Забастовка на нескольких предприятиях — запрещена. Забастовка солидарности — запрещена. Политическую забастовку объявить невозможно. КПРФ отняла эти инструменты у самой себя. Но как-то мне кажется они ее не интересовали. Как не интересовал рабочий класс.

Но эти инструменты отняты у самого рабочего класса, у его профсоюзного и политического движения. Эти инструменты придется возвращать в долгой классовой политической борьбе. Спасибо думским «коммунистам»!

Такое политическое самоубийство «коммунизма» стало возможно, потому что КПРФ изначально опиралось не на рабочий класс и его интересы, а на народ. Интересы же народа всегда неопределенны и размыты, потому что народ по определению включает в себя национальную буржуазию. «Левая» повестка оказалась очень удобной и консервативной. Зюгановцы и их союзники вопили об угнетении русских, о том, что социализм и русская идея совпадают, «страдали» из-за развала СССР, хотели борьбы с империализмом Запада и США. Но на всякий случай приговаривали, что «лимит на революции в России исчерпан».

Все услышал Путин, все сделал без КПРФ. Даже фразу про лимит на революции повторил. И спрашивается, ну кому теперь нужна КПРФ как народная патриотическая партия? Разве может она бороться с империализмом США и Запада лучше, чем это делает Единая Россия?

Ах да, остался последний стон. Пенсионная реформа... С этой лебединой песней КПРФ ринулась в очередную предвыборную борьбу. Простите, «господа-товарищи», но своим Трудовым кодексом вы обрезали все возможности противостояния рабочего класса против любых издевательств хозяев. Не было бы никакой пенсионной реформы, если бы буржуазия знала, что получит ответ в форме политической стачки. Поэтому КПРФ виновата в пенсионной реформе так же, как и Единая Россия. А последняя к тому же может объяснить ее необходимость борьбой против Запада.

Ну и за кого из этих голосовать? Да оба хуже! Одна партия была долгой «левой» ширмой, вторая — успешно перехватила сам баннер «левости».

Рабочим нужно объединяться самостоятельно и послать подальше таких представителей в любой шкуре и с любым флагом.

Поделитесь с друзьями



Комментарии ()