О выборах. Или минимальная программа левых

Опубликовано: 14.09.16

Эдуард Нигмати, Публицистика, Статьи

Этот текст возник как комментарий на реплику в одной из левых рассылок. Ради экономии смысла и места возьмем из этой реплики лишь следующее.

«<...> попытаться хотя бы в перспективе сдвинуть влево результаты выборов...

<...>ЛДПР выходит на второе место по оценкам ВЦИОМ, обогнав заметно КПРФ.

Но к выборам лозунги КПРФ совершенно пустые. <...>

А ведь основное большинство населения России должны быть союзниками левых, голосовать за них хотя бы в смысле отодвигания партии жуликов и воров».

Далее ставится вопрос о том, какой должна быть программа-минимум левой партии на выборах, чтобы она была поддержана большинством левых партий и групп.

И завершается реплика рассказом о разрушающейся после распада СССР экономике. Видимо, предполагается, что определенная программа левых, поддержанная внесистемными партиями и проведенная в парламентской деятельности, могла бы экономику спасти и улучшить положение трудящихся.

Позиция большевиков известна, она высказана в резолюции XXVI съезда ВКП(б). Но, видимо, для многих даже и марксистов она требует разъяснения.

Начну с конца.

Если речь идет о гибели целых отраслей, то их возрождение зависит не от локального ремонта, а от смены системы, т.е. от перехода к социализму. Этот факт история уже подтвердила и положительным образом в октябре 1917 года, и отрицательным образом в октябре 1993 года.

Но что необходимо для перехода к социализму? Ответ тоже очевиден. Снос буржуазного государства, установление диктатуры пролетариата, обобществление производства и земли по мере установки системы централизованного целевого планирования. Всякий путь посередине — это мучительные конвульсии, а на выходе возвращение капитализма и еще более правая, разъяренная реакция. И этот факт тоже со всей очевидностью продемонстрирован и на примере Испании, и на примере Чили, и на примере Венесуэлы.

Но вернемся к нашим предвыборным делам. Если выборы и должны чему-нибудь способствовать, то только одному, улучшению положения рабочего класса, как сознательного политического класса, т.е. увеличению его способности к организации и увеличению возможностей для организации, формированию инструментов для его влияния на буржуазное государство и массы, устранению сформированных массовой пропагандой и реакцией иллюзий.

В настоящий момент наша Государственная Дума, законодательство о выборах и партиях, а также Конституция устроены так, чтобы максимально убить у трудящихся и, прежде всего, у пролетариата интерес к политической борьбе и коммунистической идеологии.

Многие внесистемные коммунисты формулируют эту проблему, как следствие военного переворота 1993 и незаконности органов власти и выборов в них, назначенных, минуя демократические процедуры, указами Президента. Между тем прошло уже более двадцати лет со дня расстрела «Белого дома» и для новых избирателей, для нового поколения в целом этот факт играет уже заметно меньшую роль. И коммунистам надо было бы начать участвовать в выборных компаниях, хотя бы для того, чтобы раскрыть глаза этим новым поколениям.

Но на этой самой точке становится ясно, что действительные коммунисты в выборах принимать участия не могут, так как вся система власти и Конституция сформированы военным переворотом, наиболее реакционной группой буржуазии, выросшей в преступной и коррумпированной среде еще в СССР. И эта буржуазия не просто захватила власть, она постаралась сделать так, чтобы демократические способы ее преобразования оказались потерянными. То есть современная политическая система в РФ поставила преграды не только для возврата социализма, который в момент переворота еще имел мирные шансы, но и для любых положительных демократических реформ.

Рассмотрим подробнее.

По Конституции Государственная Дума является фактически лишь совещательным органом при Совете Федерации и Президенте. Мы должны понимать, кроме того, что Совет Федерации формируется совершенно непрозрачно и является карманной палатой правительства и Президента. В свою очередь барьер поставленный на выдвижение кандидатуры Президента, не сможет преодолеть никто кроме правящей коалиции. Но даже, если бы этот барьер удалось преодолеть, то и Президент не имеет никаких юридических рычагов на устранение перечисленных конституционных преград. Но об этом ниже.

Ограниченность полномочий Думы определяется тем, что все законы принятые в ней должны быть утверждены Советом Федерации и подписаны Президентом. Дума не может составить правительство. Если Дума будет возражать против главы правительства, это решение будет заблокировано президентским вето, а если депутаты продолжат возражать большинством, Президент распустит Думу.

И, наконец, Дума не может объявить импичмент Президенту. Формально может, конечно, но для этого необходимо доказать, что президент совершил измену, или тяжкое преступление, доказанное в Верховном Суде. При этом требуется заключение Конституционного Суда о соблюдении установленного порядка обвинения. Более того, окончательное решение принимает «назначенный» Совет Федерации. (Ссылки на Конституцию РФ по Гаранту. Гл. 4, Ст. 93)

Стоит напомнить, что в первой главе Конституция провозглашает поддержку конкуренции, защиту частной собственности, защиту частной собственности на землю (Гл.1, Ст. 8, 9). И одновременно запрещается разжигание социальной розни (Ст. 13).

Последний пункт попал и в Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» ( Ст.1), и в УК РФ (Ст.280), и в Федеральный закон «О политических партиях» (Ст.9). В 9 статье ФЗ «О политических партиях» есть лишь стыдливая оговорка о том, что партии могут взывать к социальной справедливости. Где грань между призывом к социальной справедливости и фактом классовой принадлежности партии, ее классовой борьбой, и в каком случае эта грань будет истолкована в пользу буржуазной власти догадаться не трудно.

Понятно также, что эти юридические уродцы могли появиться и появились в системе «административной диктатуры», когда в Думе по закону могут оказаться только «стерильные», с точки зрения классовой борьбы партии, и когда разработанные законы утверждаются фактически назначаемой верхней палатой и Президентом.

И все-таки очень большое число трудящихся России продолжает испытывать иллюзию, что можно произвести глобальные изменения, получив думское большинство или добившись избрания «хорошего» Президента.

Увы! Конституция, принесенная в Россию указами президента и всенародным голосованием (не референдумом) «возбужденного» мелкобуржуазного меньшинства, не подлежит изменению. «Ключи» от демократических реформ брошены в мутный океан бюрократических барьеров. Напомню, что для изменения Советской Конституции было достаточно двух третей голосов, т. е. конституционного большинства депутатов Съезда народных депутатов, несколько раньше, тех же двух третей голосов депутатов Верховного Совета. И этой процедурой в тот момент воспользоваться не удалось, потому что Верховный Совет имел гораздо больше власти. Вместо этой процедуры стреляли танки.

Теперь же, для изменения глав 1, 2 и 9 необходимо созвать Конституционное собрание. (Гл.9 Ст.135). Для изменения остальных глав необходимо одобрение поправок не менее двух третей органов законодательной власти субъектов федерации. (Гл.9. Ст.136) Органы законодательной власти субъектов федерации состоят и могут состоять только из членов официальных, читай «карманных», зарегистрированных партий. Следовательно, и они есть инструмент административного ресурса и удобных решений. Любые положительные демократические решения по реформе Конституции через них не пройдут. А другой орган, имеющий полномочия на реформы — Конституционное собрание — до сих пор не ясен ни по форме своего созыва, ни по составу, так как за более чем двадцать лет современного строя не принят закон о Конституционном собрании.

Зато любое высказывание о необходимости конституционных реформ уже и теперь легко трактуется как призывы к изменению конституционного строя. И так как демократических ключей к такой реформе нет, то легко домыслить, что это призывы к насильственному изменению конституционного строя, т. е. экстремизм.

Для усиления юридической баррикады, в ФЗ «О политических партиях» создан институт «политических заложников». Партия, проходящая юридическую регистрацию, должна предоставить региональные списки своих членов, не менее 500 человек. (ФЗ «О политических партиях» Ст.18. 1ж).

Большевики в царской Думе, проголосовав против военных кредитов после начала империалистической войны, получили сибирскую ссылку для 5 своих депутатов, любой современной официальной российской партии теоретически предстоит ответить в подобной ситуации судьбой не менее пяти сотен своих активистов. И не говорите нам про «тайну исповеди». (Там же. Ст.19.6) Государство, имеющее такую громоздкую систему административных барьеров, не застраховано от политических «неожиданностей».

Итак, под давлением «конституционного строя», административных барьеров, угрозы обвинений в экстремизме, в Государственную Думу могут пройти только партии имеющие вполне определенные характеристики или заведомо солгавшие о своих программных целях.

В таких условиях во время предвыборных кампаний можно давать любые обещания, они все равно не имеют шансов быть выполненными, даже при получении большинства. А заведомый обман потом можно обойти формированием новых структур, новых партий.

И поэтому ничего не стоят громкие заявления господина Мальцева о том, что придя в Думу, партия «Парнас» начнет процедуру импичмента президенту. Выше было показано, что данная процедура исключена без наличия большинства в Совете Федерации, где «Парнас» не будет представлена. И давайте зададим себе вопрос, чем от таких громких заявлений отличается скромная претензия господина Зюганова на выражение недоверия правительству. Мы легко видим, что без наличия президента от КПРФ это недоверие правительству невозможно.

Нет ничего удивительного и в том, что после двух десятков лет своего присутствия в Государственной Думе КПРФ начала терять своих избирателей. Ведь клятвенные заверения о необходимости перехода к социализму перечеркиваются откровенно правой законодательной деятельностью наших «системных коммунистов», откровенно шовинистическими заявлениями самого Зюганова. Удивительно, что свой лимит доверия КПРФ теряла так долго.

Именно думская деятельность привела к тому, что КПРФ начала разлагаться и среди официальных партий появилась еще и коммунистическая партия «Коммунисты России». В лице этой партии популизм дошел до величайших пределов. Громко обещают эти отпочковавшиеся зюгановцы «десять сталинских ударов по капитализму». Эти «удары» по существу капитализму выгодны. Точнее выгодны не всякому капитализму, а российскому государственно-монополистическому строю. Однако, примет российская власть этот программный подарок или нет, зависит не от решений в Думе, а от кулуарного решения органов, которые народ не выбирает. О чем и говорилось выше.

Таким образом, деятельность в Думе якобы демократов и якобы коммунистов наносит непоправимый ущерб и демократическому и коммунистическому движению.

В таких условиях идея голосовать за каких-нибудь системных коммунистов только для того, чтобы большинство не досталось «партии жуликов и воров» — есть политическая близорукость, поскольку в лице любой официальной партии, мы видим партию «жуликов и воров», повернувшуюся другим боком, но намеренно компрометирующую и демократию, и коммунизм.

Однако вся эта трагикомедия, продолжающаяся с 1993 года, находит себе точку опоры в демократических ожиданиях большой части рабочего класса и трудящихся в целом. А раз эти ожидания существуют, они либо должны исчерпаться как пустая иллюзия, либо пробить определенные демократические реформы, реально улучшающие возможности для организации рабочего класса, для завоевания политической трибуны.

Нужно направление. Нужно ясное понимание «что делать», то есть минимальная программа способная объединить коммунистические и левые демократические силы. И такая программа есть.

Данное выше описание собственно и составляет ту политическую проблему, которые должен решить рабочий класс в союзе с левой демократией.

Конечно, прежде всего, необходимо лишить политической силы официальные коммунистические партии. Разложение КПРФ уже началось. Необходимо способствовать этому разложению. Отсутствие или заметное уменьшение «системных коммунистов» рано или поздно приведет к развитию настоящей рабочей партии с неурезанной программой. Думается, что и «Коммунисты России», если попадут в Государственную Думу быстро скомпрометируют себя. Об этом легко судить по митинговой деятельности данной партии и весьма умеренным представлениям ее лидеров о социализме.

Но корень проблемы, описанной политической системы России, связан с ее экономическим строем. Этот экономический строй мало похож на тот, что декларирован Конституцией. Государство сформировано нуждами и интересами государственно-монополистического капитализма, т. е. интересами бюрократии, владеющей прямо или косвенно активами крупнейших компаний России.

Когда, например, «системные коммунисты» предлагают национализацию ключевых отраслей промышленности, причем одинаково, как КПРФ, так и «Коммунисты России», разве они не играют на руку современной форме капитализма в стране. Буржуазия народ хитрый, она чаще всего и предпочитает не держать на руках все активы, а только контролировать их. И разве невыплаты зарплат на Челябинском тракторном заводе, который находится в государственной собственности, не говорят о том, что форма собственности при общем капитализме в стране не спасает трудящихся от кризиса и обмана?

Или совершено беспочвенное предложение г. Зюганова и К° о выводе Центрального Банка России из-под влияния ФРС. Как это видится «системным коммунистам»? Через смену менеджмента Центрального Банка или через какую-то форму запрета. До тех пор пока экономика РФ будет слабее экономики США, и при этом будет действовать в открытой системе финансовых, производственных и торговых мировых связей, она так и останется под влиянием ФРС. Здесь телега ставится впереди лошади. Да и почему бы не идти против экономической логики, если само присутствие в Думе не накладывает никаких политических и экономических обязательств.

Экономика слабеет по причине того, что капиталистический переворот разрушил старые связи и одновременно раскрыл торговые и финансовые границы. Экономика слабеет и потому, что к владению и управлению пришли особые, коррумпированные люди. Экономика слабеет и потому, что созданная система государственных монополий, которая призвана как будто защищать рынок от международной конкуренции, одновременно создает препятствия и преграды. А политическая система прикрывающая эту экономику затрудняет не только внутреннюю конкуренцию, но и классовую борьбу.

В этой ситуации любой рабочий требующий хотя бы выплаты просроченной зарплаты превращается в агента вражеской страны, как это было в Тольятти. В этой ситуации, любая организация в оппозиции к власти оказывается заклейменной, как участник пятой колонны. При этом действительная пятая колонна остается на свободе, а действительные выразители интересов трудящихся масс — в тюрьме.

Даже по меркам современного империализма такой экономический строй является наименее эффективным, он целиком и полностью зависит от произвола чиновников, а социальные проблемы чаще всего компенсируются «правом» не исполнять законы, коррупцией и реализацией «связей». Следовательно, он является миной замедленного действия, которая может взорваться в любой момент.

Что здесь имеется ввиду?

Пока системные как-бы-коммунисты и как-бы-демократы отбивают интерес у народных масс к политической борьбе, причины для экономической катастрофы нарастают. Вместе с экономической катастрофой государство в нынешней его форме может обрушиться в любой момент. В случае обрушения существующей политической системы в современной России в настоящий момент власть может перехватить только «отечественный майдан», т. е. фашисты, нацисты, крайне правые националисты субъектов федерации и бандиты, потому что официальные коммунисты и левые демократы участвуя в думской работе оттолкнули массы от коммунизма и демократии.

Поэтому мысль о том, что нужно каким-то образом сдвинуть власть в России влево кажется не только утопической, но и вредной. Сама такая рокировка лишь заменит названия и усилит маскировку государственно-монополистической идеологии. Это только перенесет стихийное возмущение на коммунизм, как это уже произошло недавно в Сирии и на Украине. Настоящая коммунистическая партия, оказываясь в парламенте, не столько стремится к законотворчеству, сколько использует свое положение для прямой критики режима, для недопущения принятия антинародных законов, в духе пакета Яровой, для уменьшения имперских аппетитов своей страны.

Известно же, что частичная левая реформа скорее ухудшает положение рабочего класса, а не улучшает, а провести настоящую социалистическую революцию в конституционных рамках не получится.

Но в современных конституционных рамках не получится провести и минимальную демократическую реформу, выгодную рабочему классу и большинству трудящихся. Такую, которая бы обеспечила возможность классовой политической и экономической борьбы. Давно назрела необходимость конституционной реформы, которая сняла бы рамки «административной диктатуры». Для этого необходимо бороться за созыв Конституционного собрания, разработку поправок к Конституции, и федеральным законам «О политических партиях», «О выборах», «О противодействии экстремистской деятельности» и т. д.

Добиваться реформы можно и вне стен Думы, которая увы парламентом не является. Для этого есть старые механизмы борьбы рабочего класса от сбора подписей до забастовки.

Будет борьба, будет и политический блок, потому что в демократизации российской политической жизни заинтересованы не только большевики.

Как рабочую партию нас скорее беспокоит не столько национализация или приватизация, не столько дифференциация по налогам, не столько реформа банковской системы, сколько упрощение политической и экономической жизни, прозрачность решений и бюджетных потоков. Мы меньше всего хотим радоваться успехам «национального достояния», мы больше всего хотим пользоваться плодами этих успехов. И зачем извлекать бюджет из налогов, если существуют государственные компании, например, «Газпром». Прибыль таких компаний должна идти на благо всего народа, формировать пенсионный фонд, больничные кассы, направляться на оживление обанкротившихся предприятий, спасать рабочие места.

Понятно, что на такую радикальную реформу власть не только не пойдет, а будет ей активно сопротивляться. Тем лучше, потому что в таком случае быстрее рассеются иллюзии по поводу смены одной партии жуликов и воров на другую партию жуликов и воров. Ведь при капитализме по другому не бывает.

Э.Нигмати



Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии. Вход Регистрация