Диалог №2 об основных положениях персонализма

Опубликовано: 05.02.15

Давид Эпштейн, Полемика, Публицистика

Рассмотрение ответов одного из видных «коммунистов-персоналистов» на «неудобные» для них вопросы

Для тех, кто читает лишь Диалог №2 и не читал Диалог №1, привожу краткое изложение теории персоналистов.

А. Кратко о теории «коммунистов-персоналистов».

Теория «коммунистов-персоналистов», в дальнейшем – персоналистов, состоит из нескольких несложных положений.

Персоналисты называют общественно-экономический строй СССР государственным капитализмом. Делают они это примитивно, поверхностно толкуя факты «найма» работников на предприятия, известной оторванности верхушки КПСС от трудящихся масс, наличия известных привилегий управляющего слоя страны, недостаточной вовлеченности трудящихся в политическое и экономическое управление на разных уровнях. Для них КПСС, «номенклатура», советское государство – это коллективный эксплуататор всех других классов и слоев СССР.

Демагогия на эту тему составляет 90-95% публикаций и выступлений персоналистов.

Позитивные предложения персоналистов сводятся к тому, чтобы определить стоимостную величину общественных средств производства (или национального достояния, или общего имущества…), приходящуюся на одного гражданина страны, а затем

- а) разместить на отдельном счет в Госбанке для каждого гражданина эту долю (вот слова теоретика-основателя персонализма В.С. Петрухина: «каждый гражданин России владеет, пользуется и распоряжается своей частью общего имущества в денежном эквиваленте, который размещается на персональном счёте в банке (первоначальный капитал)»);

б) если гражданин не работает, то получает от общества некий гарантированный минимум в виде процента на эту долю,

в) если гражданин работает, то денежный эквивалент его доли переводится в уставной фонд предприятия, где он работает, и используется для финансирования текущей деятельности предприятия;

г) зарплата каждого работника включает также и гарантированный минимум и «персонализированную часть прибыли - прибавочной стоимости»; для определения этой персонализированной части В.С. Петрухин кратко изложил алгоритм, смысл которого в том, что для работников вводятся стабильные нормативы производства продукции в натуральных показателях и заработной платы за единицу продукции; производство работником продукции сверх плана ведет, по мнению Петрухина, к получению дополнительной прибыли, часть которой может считаться «персонализированной». Этот последний пункт «г» обоснован Петрухиным лишь на примере простого труда в рамках одной бригады (доступен его пример расчет по бригаде из трех доярок), но обобщен на всю экономику.

Вот прямая выдержка из статьи Петрухина, подтверждающая все сказанное:

«…каждый гражданин России владеет, пользуется и распоряжается своей частью общего имущества в денежном эквиваленте, который размещается на персональном счёте в банке (первоначальный капитал). Первоначальный капитал используется: в виде процента (не работающим матерям, воспитывающим детей, детям, школьникам, студентам, инвалидам, временно не работающим трудоспособным людям); в виде уставного фонда предприятия и в виде части жилищного фонда.

ТРЕТЬЕ: каждый трудящийся гражданин прямо соединён с прибылью через произведенную им прибавочную стоимость и, таким образом, присваивает доход, состоящий из двух частей: гарантированной части за общественно необходимый труд и прибыли – в соответствии с произведенной прибавочной стоимостью.

В конце концов, присвоение прибавочной стоимости теми, кто её произвел, - это просто справедливо, потому что прибавочная стоимость является результатом исключительно личной инициативы, творчества, особенностей каждого, его сверхнеобходимых усилий».

Вот то же в еще более кратком изложении:

«…Эта персональная часть общей собственности используется каждым, с одной стороны, как ссудный капитал (если человек не работает), с другой - как производительный капитал (если человек работает). В первом случае каждый получает проценты. Во втором – гарантированную зарплату плюс прибыль по произведенной прибавочной стоимости, которыми пользуется по своему усмотрению».

Вот, собственно, и все изложение концепции персонализма.

При этом своего видения какой-либо собственной системы экономики социализма персоналисты и, в частности, Петрухин, не дают, они исходят тем самым из экономических отношений и механизмов, действовавших в СССР и дополненных указанным выше образом.

Б. Кратко о предшествующей переписке.

Я подробно (см. «Диалог №1 об основных положениях персонализма) рассмотрел указанную экономическую концепцию и показал, что она несостоятельна, ибо реализуема лишь в форме небольших гарантированных доплат каждому, которые никакого реального экономического и политического эффекта по сравнению с экономической системой СССР иметь не будут. Другая идея персонализма – идея введения стабильных норм выработки и стабильных расценок заработной платы, индивидуального вклада в «дополнительную прибыль" может найти практическое применение в некоторых отраслях на уровне бригад и предприятий, но она, во-первых, нуждается в доработке и дальнейшей конкретизации, во-вторых, она не вносит никаких кардинальных изменений в экономическую систему, функционировавшую в СССР и названную персоналистами «госкапитализмом», а, в третьих, она нацелена на интенсификацию труда работников, что означает ее ограниченное применение. Эта статья была направлена в адрес четырех персоналистов, в том числе, В.С. Петрухина, А.В. Чижикова, С.С. Гандиляна и Н.В. Миляева. Поскольку полноценного ответа по указанным недостаткам экономических предложений персоналистов не было, а были попытки свести дискуссию к якобы неполному или неверному цитированию (я, якобы, ошибочно приписал персонализму обещание трудящимся «присваивать и распоряжаться своей долей в общественной собственности», хотя это прямо провозглашается В.С. Петрухиным), а также к частному вопросу о возможности для предприятия потерять уставной капитал и т.п., я сформулировал «Основные замечания к экономическим предложениям «персонализма»» из 12 пунктов и направил их персоналистам с просьбой дать конкретный ответ.

Конкретный ответ из 12 пунктов был получен лишь от товарища, которого мы обозначим П (персоналист).

В связи с этим далее мы комментируем ответы П, приводя сначала наш вопрос, затем ответ П (сохраняя его орфографию) и далее комментируя полноту и точность ответа, его соответствие концепции персонализма.

 

В. Комментарии ответов П.

1. Замечание в отношении того, что с приходом на работу или переходом на другую работу за работником в уставной капитал предприятия идет и его доля в общественной собственности. Это неизбежно приведет к обналичиванию и тем самым к приватизации всей или части этой доли в общественной собственности.

П: Не доля общественная собственность (собственность это не вещь, а отношения), а доля объекта общественность собственности, никуда не идет и не переходит - она остается во владение всех. И ничего здесь не приватизируется, так как денежный эквивалент доли общественной собственности нельзя использовать на личные нужды, а только в производстве, коллективном труде. Он (денежный эквивалент) не отчуждается (его нельзя ни пропить, ни потерять, ни продать, ни сдать в аренду, ни заложить, ни передать по наследству и т.п.) и наделяется каждому гражданину страны от рождения до смерти.

ДЭ: Совершенно очевидно, что П отходит от базовой концепции персонализма, в рамках которой денежный эквивалент персональной доли гражданина в общественной собственности поступает в уставной фонд предприятия, где работает гражданин. Тем самым он (денежный эквивалент) не «остается во владении всех», как утверждает П, а расходуется предприятием на его нужды и, в частности, на выплату зарплаты, то есть тем самым и на личные нужды гражданина. Это и есть приватизация, причем приватизация в интересах не только данного гражданина, но и в интересах других работников предприятия. В этом нет ничего удивительного – персоналисты стремились к персонализации, что означает (по приведенным выше словам Петрухина), что гражданин «владеет, пользуется и распоряжается своей частью общего имущества в денежном эквиваленте»,а это и означает приватизацию. За что боролись, на то и напоролись. Если в процессе использования эта доля будет увеличена – хорошо, тогда она потом сможет работать на другого члена общества. Но она может быть и утеряна в результате убытков предприятия, и тогда ее придется восполнять за счет других членов общества и других предприятий.

2. Этот переход в уставной капитал может и нередко будет приводить в случае банкротства предприятия к потерям этой доли!

 П: В буржуазном обществе банкротство  определяет способ  отъёма (отчуждения) объекта собственности, когда собственник не способен платить по долгам.  Экономический персонализм исключает банкротства как таковые. Ведь это не капиталистическое производство на свой страх и риск. Общественно персонализированное производство - это детерминированный процесс. Здесь интересы личности и общества не противоречат друг другу, а совпадают, а, следовательно, законы и производственные отношения соответствуют этому единству. Банкротство   как неспособность должника (гражданина, организации) удовлетворить в полном объёме требования кредиторов по денежным обязательствам,  здесь исключаются.  Вложенный в уставной  фонд предприятия первоначальный капитал в любом случае (форс-мажор, другие, предусмотренные законом обстоятельства) вернётся своему владельцу.  В том виде, в котором он его сюда вносить – в виде денежного эквивалента его доли национального достояния.

ДЭ: Очевидно, П постулирует невозможность банкротства, а не доказывает его. В СССР банкротство было невозможно не потому, что ни одно предприятие не накопляло убытков и чрезмерных долгов, а потому что государственные органы осуществляли жесткое регулирование планов, цен и денежных потоков каждого предприятия, контроль его капиталовложений, прибыли и фонда заработной платы. Они при необходимости покрывали убытки и бесхозяйственность одних предприятий за счет других. Персоналисты критикуют СССР за то, что фонд заработной платы и прибыль предприятия жестко контролировались и планировались сверху. Значит, в их концепции этот контроль и планирование сверху отсутствуют. А тогда и банкротство возможно. Но если даже персоналисты готовы вернуться к системе контроля и планирования по типу СССР, то, тем не менее, потери общественного богатства от передачи его денежного эквивалента предприятиям в их системе существенно возрастают по сравнению с практикой СССР, когда такой передачи не было.

3. Зачем перечислять реальные деньги на чьи-то персональные счета, когда можно ограничиться ведением некоторого специального счета в госбанке или госреестре? Ведь прямая выдача этих денег кому бы то ни было не предполагается!

На этот вопрос П не ответил, видимо, полагая, что он частично дублируется следующим вопросом.

4. Зачем создавать дополнительный денежный эквивалент всей совокупности общественных фондов народного хозяйства? Это, вообще говоря, просто опасно, так как при случае может превратиться в наличные деньги…

П: Стартовый капитал не может быть обналичен. В экономическом персонализме это не допустимо (Конституция, законы, подзаконные акты). Кроме того, денежный эквивалент не части общественных фондов, а доли национального достояния страны, что далеко не одно и то же.

ДЭ: Здесь П, во-первых, демонстрирует слабое понимание одной из основных идей персонализма – идеи передачи денежного эквивалента «доли общественного достояния» в уставной фонд предприятия. После передачи эти средства вполне могут быть обналичены, так как по самому смыслу уставной капитал предприятия – это лишь один из его финансовых источников, который создается учредителями, но потом при необходимости пополняется.

Но П не ответил на вопрос: зачем создавать дополнительный денежный эквивалент общественных фондов (или национального достояния страны, что еще шире)? Смысл вопроса в том, что в каждый момент общественные фонды и средства производства уже существуют, денежные средства, возникшие в связи с их производством, уже находятся в обороте, и создание их вторичного денежного эквивалента нарушает сбалансированность денежного обращения и всей финансовой системы. Ведь стоимость общественных фондов, как минимум, на порядок превосходит величину денежных средств предприятия. Этот аргумент П не услышал.

5. Денежное использование этой доли предприятием или работником является экономически недопустимым, ибо эта доля в денежном выражении есть лишь виртуальный образ физических средств производства.

П: Вот это почти верно.

ДЭ. Верно-то верно, но соглашаясь с этим, П фактически соглашается и с тем, что нельзя перечислять денежный эквивалент общественных фондов в уставные фонды предприятий, так как этот эквивалент – лишь вторичный, виртуальный денежный образ, ведущий инфляции .

6. Перевод денежных средств в размере стоимости общественных фондов в уставные паи предприятий привел бы к крушению финансовой системы государства, так как стоимость этих фондов в десяток с лишним раз больше всех денежных средств предприятий (а уставные фонды от них составляют малую долю).

П.: В экономическом персонализме нет паев, так как здесь они не нужны. Присвоение результатов труда здесь происходит не от паев, а от того каков результат труда каждого. И опять Вы путаете общественные фонды и национальное достояние.

ДЭ: П. снова не отвечает на вопрос, а пытается спрятаться за терминологию. В моем вопросе нет «индивидуального пая». Но это сочетание ничем не хуже, чем «персонализированная доля в общественном достоянии». А вот перевод денежных средств в размере стоимости общественных фондов в уставные паи предприятий – это, как я уже говорил и цитировал В.С. Петрухина – одно из основных положений персонализма. Отказываясь его защищать, П. фактически отказывается и от персонализма. И это было бы самым верным решением в данном случае.

А насчет того, что я, якобы, путаю «общественные фонды и национальное достояние», замечу для сведения П. что «общественные фонды» можно обсчитать, выяснить их стоимость и т.д. А в «национальное достояние» входит вся территория, реки, горы и долины, моря, полезные ископаемые, воздушное пространство и т.д. и т.п. Так что, я не путаю, а лишь пытаюсь для анализа придать хоть какой-то экономический и практический смысл идее персонализма.

7. Предприятие, вкладывая дополнительные деньги (от перечисления паев или их частей) в новые проекты, не обязательно получают прибыль и не обязательно, тем самым, смогут наращивать общественные фонды. Они могут и прогореть, что приведет к потере части общественных фондов и к необходимости их компенсации работникам прогоревших предприятий за счет всего общества.

П.: Придется сказать, что такое общественные фонды и как они формируются. В СССР было все просто. Общественные фонды формировались из отчужденной прибыли предприятия. И здесь незачем было считать вклад каждого производителя в общее дело. В экономическом персонализме разработана методика такого подсчета. Спрашивается, а зачем? Да затем, что социализм – это от каждого по умелости, квалификации, каждому по результатам труда. А, если каждому по результатам труда, то следует определить этот результат труда каждого. И заметьте, каждому не по труду, а по результатам труда. Ибо труд не имеет стоимости, хотя ее и создает, и определять стоимость труда - это все равно, что определять тяжесть тяжестью. Поэтому принцип – каждому по труду в СССР и не работал. И теперь формирование общественных фондов в экономическом персонализме. Замечу сразу, что ничего бесплатного не бывает, все стоит определенных трудовых вложений, и за это следует платить. И если у Вас бесплатное образование, медицина и прочее, дешевое жилье, коммунальные услуги, то за это все равно кто-то платит. Так вот, чтобы иметь все это бесплатное теперь должны решить собственники-совладельцы, так как теперь общественные фонды формируются здесь из отчислений от прибыли каждого. Пойдут ли на это собственники-совладельцы? Полагаю, что пойдут. И главное, что ценно. Если ранее в СССР говорилось – вот какое у нас государство: бесплатные образование, медицина, дешевое жилье, коммунальные услуги и т.п. И все это приписывалось в заслуги государства, а тот, кто оплачивал все это не упоминался, то в экономическом персонализме ясно, кому должны быть благодарны люди за все это бесплатное. В результате значимость человека труда в обществе поднимается, он становится личностью, а не винтиком, по выражению Сталина, в государстве.

ДЭ: Ответ П. снова идет не на мой вопрос. Но это лишь цветочки. А «ягодки» в том, что, оказывается, П. или не знает экономических идей персонализма или знает, но конструирует сам новую версию.

Как я уже говорил, цитируя Петрухина, персонализм предлагает перечислять «денежный эквивалент персональной доли в уставные паи предприятий. В этом – суть.

П. предлагает нечто совсем другое. В его версии нет общественных фондов, образованных за счет той части прибыли, созданной на предприятиях, которая уходит обществу в лице государства. А у Петрухина 50% прибыли идет государству. В версии П. работники, имея какие-то персональные накопления, полученные из прибыли, решают, перечислять их на создание общественных фондов для обеспечения бесплатного образования, здравоохранения, жилищного строительства, финансирования армии, государства и т.д. или не перечислять. Это уже нечто «новое», и по степени неадекватности это «новое» многократно превосходит идеи Петрухина с перечислением «паев» в уставной капитал. Ведь если перевести образование общественных фондов, а, стало быть, и функционирование государства, на добровольные взносы, то это будет значить, что государству пришел конец…Уж извините, т. П. но «спасибо Вам скажет сердечное…» любой враг нашей страны за такие идеи.

Я не зря уже раз десять повторяю, что у персоналистов нет своего понимания и видения социализма, вот у них и вылетают такие импровизации.

8. Если дополнительные деньги, приносимые новыми работниками на предприятие, тем больше, чем больше на нем работников, то получается, что предприятию выгодно иметь больше работников. Существенные дополнительные возможности для развития получают как раз наименее технически оснащенные предприятия, у которых органическое строение капитала (отношение постоянного капитала к переменному капиталу) ниже, то есть, где работников больше, а техники - меньше. Получается стимулирование технически слабых предприятий.

П: Денежный эквивалент доли национального достояния вносится в уставной фонд предприятия. Вы знаете такое предприятие, где перечисления на расходы предприятия идут с уставного фонда? Новые приобретения, модернизация, расширение предприятия финансируются из текущей его деятельности, а не из уставного фонда. Посему этот Ваш посыл здесь считаю неуместным.

ДЭ: К сожалению, во-первых, П. снова не отвечает на вопрос, так как, видимо, или не понимает его или не понимает суть предложений Петрухина. А ответ П. о том, что расходы предприятия не идет из уставного фонда, лишь демонстрирует непонимание элементарных основ финансов предприятия и того, что такое активы и пассивы баланса предприятия. А без этого нельзя понять, что такое уставной фонд. Активы – это средства производства и денежные средства, которыми распоряжается предприятие (его руководство), а пассивы – это источники, за счет которых сформированы активы. Сумма активов всегда равна поэтому сумме пассивов. Активы – это здания, станки, другое оборудование, запасы, задолженность других предприятий – данному, а так же свободные в данный момент деньги. Понятие уставной капитал относится не к активам, а пассивам, то есть, к источникам средств. Также к пассивам относятся средства, полученные за счет кредитов и займов, а также других долгов (прежде всего, из-за задержки платежей своим клиентам). Как только какие-то средства поступают в уставной фонд, они НЕМЕДЛЕННО направляются на финансирование текущей деятельности предприятия, превращаясь в активы. Иначе зачем был бы нужен этот уставной капитал и зачем стал бы предлагать Петрухин перечислять в уставной капитал персональные доли в общественных фондах или «национальном достоянии», если бы их нельзя было бы тратить?! Другое дело, что каждое предприятие старается так вести операции, чтобы его активы по сумме превышали его суммарную задолженность. Это и означает, что уставной фонд сохраняется по стоимости. Но это далеко не всегда получается.

А на вопрос о том, что обсуждаемая схема Петрухина тормозит технический прогресс, так как создает финансовые преимущества для менее эффективных предприятий, П. так и не ответил.

9. Персоналисты отвечают по-своему на вопрос о том, зачем нужен денежный аналог общественных фондов:

« Для того, чтобы человек
а) осознал себя совладельцем общественной собственности,
б) чтобы имел возможность защищать общественную собственность в том случае, если снова объявятся чубайсы...».

Но в СССР каждый человек уже со школьного возраста (или почти каждый) осознавал себя совладельцем общественной собственности, так как об этом часто и подробно говорили в школе, в институте, на работе, на профсоюзных и иных собраниях, по радио, по ТВ и, главное, каждый реально что-то получал: бесплатное образование и медицинское обслуживание, льготные путевки в пионерлагерь или в санаторий, бесплатную квартиру и низкую квартплату и т.д., и т.п. Все это шло именно из общественных фондов потребления и, в среднем расходы из этих фондов составляли в среднем порядка 22-25% к денежной зарплате.

Но все это было забыто большинством ради обещаний «хорошей жизни» при капитализме, большинство поверило, что может быть значительно лучше…и без общественной собственности.

Это вполне доказывает, что никакие «паи» или доли в общественной собственности не помогут удержать социализм, если руководство страны вдруг решит сдать все социалистические позиции…

ДЭ: К сожалению, на этот вопрос П. тоже не дает ответа. Но частично с этим вопросом перекликается его ответ на следующий вопрос.

10. «Петрухинская» идея платить деньгами «гарантированный минимум» или процент на пай всем неработающим членам общества состоит, по сравнению с СССР, лишь в том, чтобы уменьшить налоги на предприятия или ту часть прибыли предприятий, которая шла ранее обществу, и больше отдать ее предприятиям для выплат процента. А это уменьшает возможности общества для развития и реальной социальной поддержки нуждающихся и социальной сферы ради неэффективной «демонстрации».

П: О каком аналоге общественных фондов Вы говорите, где это в экономическом персонализме? И далее. Да, каждый становится собственником - совладельцем. А зачем это? Да затем, что только собственник имеет право присваивать то, что произвел, и Чубайс здесь совершенно ни при чем. Ваучеризация – это выдача каждому некой бумажки, от предъявления которой Вы имели часть акций акционерного общества предприятия, а не части национального достояния страны. Но, дело еще и в том, что этот ваучер был пущен в свободный обмен, который и скупили за бесценок приближенные к власти сегодняшние финансовые воротилы – олигархи. В экономическом персонализме денежный эквивалент национального достояния не отчуждаемый и нажиться здесь ни кому не удастся.

ДЭ: К сожалению, П. снова отвечает не на данный вопрос, не на вопрос о смысле петрухинской идеи платить деньгами «гарантированный минимум» или процент на пай всем неработающим членам общества. А это – вторая основополагающая идея персонализма в исполнении Петрухина.

Скорее, это ответ на вопрос 9 о смысле создания денежного эквивалента «национального достояния». Абстрактно говоря, смысл мог бы быть в том, чтобы каждый человек, получая какие-то проценты на этот свой пай, стал больше ценить общественные фонды и социализм по сравнению с тем, что произошло в СССР, где «чубайсы» разрушили общественную собственность с помощью, в том числе, механизмов приватизации.

Но, кстати говоря, ваучеры Чубайса тоже были эквивалентом части общественного достояния. Но были сознательно запущены такие механизмы приватизации, которые должны были быстро привести к концентрации собственности в руках ничтожной доли населения, что и произошло.

У персоналистов, допустим, самые благие намерения, но…ими, как известно, вымощена дорога в ад. Поэтому я и пытаюсь выяснить с персоналистами истинную суть их идей.

11. Прибавочный продукт при социализме имеет столько важных направлений использования, что на эту дополнительную денежную выдачу неработающим в виде процента или в виде гарантированного минимума не могут быть использованы значительные суммы. В пересчете на цены и зарплаты 1985 года (в среднем, 190 руб/мес) это будет для каждого в месяц не более 15-20 руб.

Эта прибавка к зарплате, которую поначалу заметили бы, сказали бы «спасибо», но…уже через год считали бы ее формальной и относились бы к ней как к формальной, а не заработанной, ибо она без больших изменений перешла бы и на следующий год...и т.д.

Никакого значимого влияния в острый политический период, когда шатаются власть и идеология, эта добавка, конечно, не оказала бы.

П.: А это от того как Вы поработаете. И добавка здесь не 10-15%, а поболее будет 30-40%. Проверено при внедрении элементов экономического персонализма в молочной отрасли сельского хозяйства РФ еще при последнем издыхании СССР перед его крахом.

ДЭ: К сожалению, за этим утверждением П., как и за большинством утверждений персоналистов, никаких расчетов и обоснований не стоит. Я же свою цифру не взял с потолка, а обосновал рассмотрением всех расходов бюджета СССР в 1985 году. Из них следовало, что максимум, чем можно было пожертвовать ради особой денежной гарантированной прибавки на «персональный пай», - это 10% от всех расходов на экономику, или 22 млрд руб., что в пересчете на месяц на одного гражданина и составляло как раз 15 руб. Но Вы, возможно, путаете две идеи своего лидера Петрухина – 1) идею выплат гарантированного процента на пай и 2) идею стабильных норм выработки и расценок за единицу продукции. Я задавал вопрос об идее (1), а, Вы, похоже, вспомнили идею (2) и расчет по ней. Поясняя идею (2), Петрухин действительно взялся пересчитывать заработки доярок и прибыль хозяйства, если доярки будут в 2 и 3 раза превышать норму надоя. По тем его расчетам тоже масса вопросов. Если бы все было так просто, как рисует Петрухин, это было бы давно введено в СССР, и мы залили бы весь мир молоком. А на деле больше молока можно получить лишь благодаря лучшему кормлению, значит, в основном дело упирается не в труд доярок, а в наличие кормов для коров. А вот это уже самостоятельная проблема. Для увеличения производства кормов надо больше минеральных и органических удобрений, больше техники и т.д. и т.п. Но, кстати, и в СССР сельхозпредприятия получали фонд заработной платы в зависимости от производства продукции, и рост ее шел, но ресурсов выделяли недостаточно.

12. Никакой иной конкретики об экономических основах социализма у Петрухина и у П. (персоналистов) нет - ни о механизмах управления, ни о планировании и регулировании, ни о ценообразовании и т.п. Его "работник", "его доля" и "предприятие" существуют вне времени, вне экономического пространства и реальных экономических отношений. Никакого видения социализма в целом «персонализм» не дает, потому что не имеет.

П: А вот это Вы зря. Рекомендую послушать лекции по экономическому персонализму ее автора В.С. Петрухина:

Экономический персонализм. Курс лекций.
Лекции прочитаны в Новом Экономическом Университете в Интернете (НЭУВИ)

Вы здесь найдете все вплоть до бухгалтерских расчетов. Слушайте – не пожалеете потраченного времени.

ДЭ: Нет, я не зря. Все, что можно было найти в Интернете, я посмотрел, прочел, причем не один раз, на все идеи отреагировал.

13. Пользу может принести лишь приземленная идея стабильности на определенный период расценок для работников там, где используется сдельная форма оплаты труда. Ничего принципиально нового эта идея Петрухина о необходимости стабильных нормативов выработки и расценок за единицу продукции не содержит. Правда, эти его идеи о стабильности расценок опираются на стабильность цен, на их независимость от спроса и предложения, на стабильные цены ресурсов и т.д. Все это было в СССР, но об этом ничего не говорит «персонализм». В иных условиях эта идея окажется не столь уж простой и реализуемой, частный или коллективный собственник будет оказывать сопротивление введению стабильных расценок на длительный период. Не будем забывать и о том, что с введением любой новой техники или технологии расценки должны пересматриваться. А как быть, если разные доярки используют коров разной продуктивности и разные технологии доения?!

Вы вероятно не знаете, что в экономическом персонализме есть механизм расчета не только избыточной стоимости при сдельной форме организации труда, она (избыточная стоимость) считается и для всех категорий работников. Слушайте лекции №№ 38-41.

С уважением, П.

ДЭ: Я прослушал лекцию 37, в которой начинается обоснование подхода Петрухина с помощью формул. И скажу Вам, что он не случайно не публикует текст своих лекций, а желающие вынуждены слушать их в Интернете.

Это формулы еще можно кое-как адаптировать к бригаде доярок и т.п., но они посыпятся, как осенние листья, как только их попытаешься применить к экономике в целом или к реальному предприятию. В них с первого взгляда видны очевидные нестыковки. Например,

Петрухин в своей брошюре и других работах о трех доярках пишет:

«оператор машинного доения Чеченева произведет избыточную стоимость в сумме 3334,4 р. …, а Бикмулина — 422,4 р…./мы опускаем расчет этой избыточной стоимости – ДЭ/.

И далее, буквально в следующей строке:

«По величине созданной каждым компаньоном /работником – ДЭ/ избыточной стоимости (т. е. по беспристрастному, справедливому результату) образуется и рассчитывается прибыль создавшего её работника.

У операторов Чеченевой и Бикмулиной она составляет соответственно 4591,0 и 581,4 рублей».

Адрес брошюры «Экономический персонализм», где можно найти приведенные расчеты.

Посмотрите на этот неожиданный результат: создала Чеченева избыточной стоимости на 3334,4 руб, а ее прибыль оказывается 4591 руб, то есть в 1,5 раза больше. Бикмулиной повезло меньше: она создала избыточной стоимости на 422,4 руб, а в прибыль ей Петрухин записывает 581,4 руб., то есть, в 1,4 раза больше. За чей счет Петрухин награждает уважаемых доярок дополнительными суммами? «Откуда деньги, Зин!?».

Оказывается, во «всей избыточной стоимости» фермы, равной, сообщает Петрухин, 4848,3 руб. (неизвестно откуда взятое число) вклад Чеченевой (3334,4 руб), составляет 68,77%, а вклад Бикмулиной (422,4 руб,) лишь 8,71%.

А далее в расчет вводится еще одно число (для данного расчета - с потолка) 6676 руб. – максимальная прибыль к распределению на данной ферме.

И уже от этой суммы «максимальной прибыли» для Чеченевой берется 68,77% , а для Бикмулиной – 8,71%.

И хотя Петрухин все время говорит о заработанной персональной прибыли, уже первый его расчет дает явный сбой в виде большой суммы незаработанной доярками прибыли, даримой им щедрым т. Петрухиным. Возможна, сама цифра прибыли для фермы 6676 достаточно реальна и связана, например, с трудом скотников или с более дешевыми кормами, произведенными бригадой в кормопроизводстве и т.д. Но их труд не может быть учтен «через молоко», отсюда и «подарок» дояркам.

Это не случайная ошибка Петрухина, а принципиальный недостаток его схемы, «вменяющей» работнику не созданную им прибыль на основе доли в весьма условной величине «избыточного прибавочного продукта».

На этом закончим разбор ответов П.

В заключение хочу обратить внимание читателей на тот странный факт, что со своими идеями Петрухин сотоварищи обращались уже в современный, вполне капиталистический период к губернаторам и Президенту с предложением внедрить их социалистическую методологию. Они даже уверяют, что это вполне возможно:

«Существует ли возможность реализовать общественно персонализированную систему производства и присвоения в сегодняшней России?

Существует, при условии направленных на подъём российского народного хозяйства законов, порядка ценообразования, налогообложения, кредитования, основанных на познанных законах экономики.

В этом случае необходимо следующее.

Осуществить в течение 3 –5 лет общественно персонализированный способ присвоения национального дохода.

Новый порядок персонального присвоения накладывается на кормопроизводство, животноводство и переработку субъекта Российской Федерации».

И далее подсчитывается, сколько лет понадобится, что капитализм добровольно трансформировался в социализм. Получается, всего пять лет методической и внедренческой работы.

Петрухин сотоварищи даже возмущались в своих текстах потом, почему это бюрократы из госорганов пишут им, что их предложения противоречат действующему законодательству. А возмущаться следовало своим странным обращением к капиталистической власти.

Правда, в конечном итоге они собираются

«…на короткое время провести огосударствление капитала, всех орудий производства с тем, чтобы без помех, быстро реализовать общественно персонализированный способ производства, передать собственность и власть в руки народа в лице каждого его дееспособного представителя…».

Остается пожелать «нашему теляти да волка съесть».



Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии. Вход Регистрация