Реакция как сущность российских "коммунистов"

Опубликовано: 14.01.14

Сергей Копылов, Статьи, Полемика

КПРФ, РКРП-КПСС, «Левый Фронт», ВКПБ и подобные партии и движения – реакционные организации. Они реакционнее даже по сравнению с путинским режимом - как прошлое по сравнению с настоящим.

Эти организации считают так называемую перестройку контрреволюцией, и тем самым моментально подписывают себе смертный приговор. Если перестройка контрреволюция – значит сталинско-брежневские порядки до сих пор революция и к ним надо возвращаться. Вот и вся идеология нынешних «коммунистов»! А так как российский народ возвращаться в прошлое не хочет (и абсолютно правильно делает) - эти организации не пользуются авторитетом и считаются несерьезными в массах по причине своей замшелой реакционности.

Вся «трагедия» для подобных организаций в том – что Перестройка на самом деле не контрреволюция. Это опосредованный, тяжелый вариант революции. Если бы удалось построение реального социализма сразу, то есть если бы лозунги Перестройки удались с ходу – мы бы уже сейчас имели полную революцию. Но раз не получилось мытьем – дело пошло катанием. Победа капитализма была пусть опосредованным, более длинным и трагичным, но все тем же переходным периодом от первичного уравнительного коммунизма к реальному социализму.

Дело в том, что социализм в СССР отсутствовал. На самом деле был построен первоначальный примитивный уравнительный коммунизм с различными вариациями. Как был заложен ген «военного коммунизма» еще в годы Гражданской войны – так этот ген и просуществовал вплоть до кончины того же СССР. А почти всякий капитализм, и уж тем более государственно-монополистический – прогрессивнее уравнительного коммунизма. Этот закон вы найдете ни где-нибудь, а в Коммунистическом Манифесте Маркса-Энгельса. Следовательно, замена уравнительного коммунизма государственно-монополистическим капитализмом – прогресс и революция. Как говорится, парадоксально – но факт. Но только как начало революции и самый трудный ее момент. Революционный переход полностью закончится только тогда, когда реальный социализм в свою очередь победит капитализм, так как социализм прогрессивнее любого капитализма. А пока этого не произошло – будет трудно. От одного берега отбились – к другому так и не прибились. (И «контрреволюционная» реакция этому весьма способствует.)

Я не собираюсь подробно доказывать, почему в масштабе всего СССР в действительности был не социализм, а уравнительный коммунизм. Надоело до невозможности! (Трудно убедить тех, кому жестокая правда как нож по сердцу.) Читайте специалистов по советской экономике, в частности книгу дэна Валового «Экономика абсурдов и парадоксов»; разузнайте, чем кончился знаменитый щекинский эксперимент и все его последователи; смотрите фильм «Премия» с Леоновым, Самойловым, Глузским или тот же сериал «И это все о нем» (о гасиловщине); поспрашивайте старших родственников, кто не будет врать – и все поймете. Скажу лишь, что к 1985 году сорок! процентов предприятий были убыточными или малорентабельными. Какие еще нужны доказательства – я не знаю. Ну кто намеренно не хочет видеть – перед тем и распинаться нечего. Жизнь рассудит. А кто хоть маленько задумается, с теми продолжим.

Допустим, исходная посылка верна. Тогда возникает вопрос – а что такое реальный социализм?.. Чем он лучше и нынешнего капитализма, и прошлого уравнительного коммунизма?.. Что ж – это деловой разговор. Если сказать очень кратко, но тем не менее верно, реальный социализм это советские выборы руководства не только по территориям, но и по производствам. Это внедрение советских представительских механизмов и на уровне клетки общества в виде трудового коллектива совгоспредприятия, а не только на уровне района-области-края-республики (то есть территории). Но все по порядку. 

Комплексное социально-экономическое развитие уничтожается двумя крайностями – анархией с одной стороны и бюрократическим централизмом с другой. Про анархию вроде бы ясно (она была при Ельцине в девяностые) – но и бюрократический централизм обратная сторона той же медали. Если центр сосредоточит в своих руках больше ресурсов, чем может эффективно распределить, а регионы остаются на голодном пайке – это оборачивается гигантскими тратами для общества и соответственно стагнацией в конечном итоге. В этом смысле и доперестроечный сверхцентрализм, и нынешний путинский – близнецы-братья. Принципиальная метода одна и та же. В столицах все сливки – на местах фактическая нищета. Отсюда опять таки стагнация и кризис.

Реальный социализм уничтожает эти перекосы – а значит комплексное социально-экономическое развитие ускоряется неимоверно. Как уничтожает – я тоже писал много раз. Возможно, не так тесно связывал именно с экономикой, поэтому напомню и уточню в этом аспекте. Советская власть ближе к народу тем, что ее выборные представители не порывают с народом и находятся в гуще народа. Большинство советских депутатов возвращается в трудовые коллективы после выборов руководящих органов в отличие от буржуазного парламентаризма. Члены Совета народных депутатов области, к примеру, возвращались в свои трудовые коллективы после выборов руководства исполкома. Небольшая часть депутатов оставалась работать в исполкоме на постоянной основе, но в случае их бюрократизации большинство остальных депутатов могло собраться на очередную (и даже внеочередную) сессию и переизбрать исполком хоть в полном составе.

Но жизнь не стоит на месте. И большинство советского депутатского корпуса может не угнаться за стремительно меняющимся миром, не предвидеть назревающие события на очередном крутом повороте истории (что и произошло на переломе близлежащих веков). Поэтому Советская власть должна быть готовой к более масштабной смене своего состава - и только тогда будут созданы надежные предпосылки для соответствия производительных сил производственным отношениям не только в эволюционных количественных, но и революционных качественных условиях. Для этого необходимо, чтобы советские выборы были внедрены и на уровень трудовых коллективов. Главная суть в том, что используя огромные организационно-технические и финансово-материальные мощности предприятий, трудовые коллективы и действующие в их интересах СТК могут фактически, на деле, реализовать закон об отзыве депутата любого уровня. Отзыв депутата в таких условиях из декларации превращается в реальность. Одним словом, в случае выборности руководства совгоспредприятий их трудовыми коллективами последние становятся главными агентами политической жизни и могут успешно контролировать  руководящие органы (быстро переизбирать и так далее). Такой механизм является укреплением представительства основной массы трудящихся – то есть укреплением их диктатуры.

Теперь в самих трудовых коллективах должны выбираться руководящие органы, обычно в виде Совета трудового коллектива (СТК) и его Председателя (даже президиума, если предприятие (объединение) большое) – причем администрация во главе с директором должна подчиняться им точно также, как Совет Министров СССР должен был подчиняться Верховному Совету СССР и его Президиуму. Именно из-за несоблюдения принципов советского строительства сверху-донизу – от Верховного Совета страны до Совета трудового коллектива - и произошел провал быстрого варианта Перестройки, так как директор по своим полномочиям по прежнему был главнее СТК по закону о госпредприятии 1987 года и последний играл не столько главенствующую, сколько совещательную роль при нем; то есть прежний бюрократический централизм остался. Ну раз так, дело приняло двухшаговый характер – административно-командная система сначала мутировала в капитализм. Революционная энергия народа была достаточна для того, чтобы свалить старый бюрократический централизм – но недостаточна для того, чтобы предотвратить мутирование административно-командной системы в капитализм. Но пока меняли прежний бюрократический централизм на другую диалектическую крайность в виде ельцинской капиталистической анархии – хоть как-то сдвинулись с места. Если бы не победил ельцинско-путинский капитализм, а оставалось бы еще лет пять по старому – я глубоко убежден, что был бы такой взрыв, что Россия уж точно перестала существовать. Чем крепче затыкать клапаны у кипящего котла – тем сильнее он взрывается. Но я не оправдываю нынешний капитализм нисколько по простой причине - революция не закончена. Нужен второй и последний шаг - свержение капитализма реальным социализмом.

И вот здесь надо еще раз уточнить один из важнейших моментов. Критики все равно начинают упрекать меня в другой крайности – посредством советских выборов и на производстве я якобы уничтожаю социалистический централизм и прочее в таком духе. (Начинаются сказки про анархо-синдикализм, про групповую собственность и так далее.) Ничего подобного! Такие упреки суть есть банальное непонимание базисных принципов функционирования Советской власти. Даже приведу отрывок из учебника «Советское строительство» для юридических вузов для иллюстрации всего дела:

«.. К числу г а р а н т и й, обеспечивающих роль сессий как главной организационно-правовой формы деятель­ности Советов, относятся: а) регулярность сессий; б) презумпция компетентности Совета во всех вопросах, отнесенных законодательством к соответствующему уровню системы управления; в) за­крепление исключительных полномочий Совета; г) фактическое рассмотрение Советами наиболее значи­тельных актуальных вопросов экономического и соци­ального развития на своей территории; д) активность депутатов на сессиях, учет в работе сессий и принимае­мых решениях наказов избирателей, общественного мнения и предложений граждан…»

Сначала обратите особенное внимание на пункты б) и в). Мало того, что высший орган по отношению к совгоспредприятию (к примеру, федеральное министерство и выше) имеет постоянные исключительные полномочия по управлению совгоспредприятием, то есть те полномочия, которые СТК и общему собранию вообще неподсудны – так вдобавок он имеет презумпцию компетенции во всех вопросах, даже тех, которые и подсудны СТК и общему собранию. Это такая подстраховка – говоря проще. Если СТК все решает правильно – министерство не вмешивается и тем самым экономит время для решения других задач. Но если СТК что-нибудь отчебучит даже в дозволенных пределах – все равно вышестоящий орган на основании пункта б) имеет право перерешать по своему. Централизм в таких условиях никуда не исчезает. В принципе это закреплено во всех советских конституциях и законах. Помимо чисто союзных министерств и полномочий существовали так называемые союзно-республиканские министерства и полномочия. Вот это как раз и есть конкретный механизм реализации пункта б) в частности. Республиканские министерства могли хозяйничать более-менее свободно, пока не «перебегут» дорогу союзным. Если это происходит – сразу сурово напоминается первая часть названия министерства, а не только вторая. И где здесь анархо-синдикализм?!.. Здесь дай бог с бюрократическим централизмом совладать.  

Поэтому, с другой стороны, чтобы полностью реализовать пункты г) и д), то есть чтобы мы имели именно демократический централизм, а не бюрократический – и нужна гораздо более четкая зависимость депутатов от трудовых масс посредством советского представительства и на производстве. А именно нужно для того, чтобы заставить депутата более четко следить за бюрократическими наклонностями чиновников посредством дамоклова меча быстрой смены со стороны СТК и их трудовых коллективов. И главное, сей феномен нужен  не для галочки – а как раз для комплексного социально-экономического развития общества! Мы таким образом и анархию избегаем  – и тоталитаризм (бюрократический централизм) держим под прессом и таким образом экономим огромную массу средств, оптимизируем инвестиции, удешевляем госаппарат. Сказано кратко, потому что это все-таки статья, а не книга – но в целом все это и есть реальный социализм.

А теперь прочтем программу КПРФ как якобы оппозиционной партии в свете сказанного.  На весь текст найдем одну строчку о необходимости самоуправления трудовых коллективов. И все! Более ничего принципиально отличающегося от прежнего СССР нет. Переливание из пустого в порожнее. Будет это диктатурой пролетариата в современных условиях?.. Не будет. Поэтому такая краткость суть есть подлый саботаж всей модификации Советской власти. И видать, неспроста - в сухом остатке мы получаем всю ту же административно-командную систему.

То же самое касается других российских «компартий». К примеру, единственное отличие программы РКРП-КПСС от программы КПРФ заключается в призыве вернуться к производственно-территориальным выборам Советской власти. То есть фактически по правилам, существовавшим до конституции 1936-го года. Но сути дела это абсолютно не меняет! Точное и ясное определение самого главного в характеристике современной диктатуры пролетариата, то есть определение самоуправления трудового коллектива как клетки всего общественного организма – отсутствует. Различие между РКРП-КПСС и КПРФ лишь в том, что первая ратует за возвращение к порядкам до 1936 года, а вторая за возвращение к порядкам после 1936-го года. А в результате обе тянут в прошлое. Еще раз повторю – то же самое вы найдете в «компартиях» поменьше. При внешнем многообразии одна и та же косность и заскорузлость по существу дела. В чем они видят модификацию Советской власти – абсолютно не понятно.

Итого, чтобы сломать реакционный саботаж со стороны нынешних «компартий» и повернуть ситуацию коренным образом – нужна новая партия, которая диктатуру пролетариата без самоуправления трудовых коллективов вплоть до выборов руководства предприятия самим трудовым коллективом на советских принципах не мыслит. Это принципиальный момент. Будет такая партия – рано или поздно на смену капитализму придет реальный социализм. Революционный процесс перейдет из острой фазы наконец-то в относительно спокойную, когда все общество будет работать над развитием и совершенствованием долгосрочного периода реального социализма.                                                                              

  Сергей Копылов 14-01-2014



Комментарии (2)

  1. Эдуард Нигмати 14 января 2014, 23:24 #
    Тезис про революцию верный, но объяснение ее причин и практические выводы — набор заблуждений между троцкизмом и титтоизмом.
    Для начала уясни, что название сайта определяет его окончательную позицию, здесь работают люди, которые в основе своего мировоззрения держат простую мысль — социализм в СССР был.
    1. Виктор Тяпин 29 января 2014, 18:12 #
      Ну не хочет Копылов понимать, что социализм — это переходный период от частной собственности к общественной. И что для появления общественной собственности тоже требуется некоторое время, за которое необходимо создать определенные условия для этого перехода. Он обращает лишь внимание на то, что необходимо самоуправление трудовых коллективов. В принципе, это верно, но со множеством оговорок. Даже сам Копылов их приводит, когда пытается отбиться от вероятных обвинений в анархокоммунизме.
      Ну а общественная собственность не может возникнуть, пока выгоду от владения собственностью не станет получать всё общество, а не только коллективы, работающие на предприятиях. А главное условие для появления такой общественной собственности (кроме, конечно, национализации производства) — это перевод этой уже почти общественной собственности от управления законом товарной стоимости к управлению по лекалам закона трудовой стоимости. Без этого все рассуждения и о самоуправлении трудовых коллективов, и о общенародной собственности не имеют смысла, просто не жизнеспособны.

      Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии. Вход Регистрация