Что такое марксизм?

Опубликовано: 18.02.20

Эдуард Нигмати, Лекции, Публицистика

Спираль развитияЗаголовков такого рода теперь если не миллион, но все равно много. Но я оставлю именно этот заголовок, потому что иначе придется переписывать учебную программу, потому что придется вводить в заблуждение людей, которые это занятие уже прошли, ну и потому что только это название по настоящему полно раскрывает тему.

Если хотите участвовать очно в Казани или заочно в любом месте в наших занятиях, приглашаю в группу школы МарксистPRO.

А теперь перейдем к нашему вопросу.

Марксизм — научен. Об этом говорит название нашего курса: «Введение в научный коммунизм», об этом можно прочитать в любом учебнике по марксизму, об этом заявляет каждый, кто причисляет себя к марксистам.

Но сам по себе марксизм не наука. Он научен, потому что использует научные знания и включает в себя несколько наук. И вот на этом месте возникает множество вопросов и от тех, кто только приобщается к марксизму, и от тех, кто стремится его дискредитировать, определить как фантазию или утопию. А главный вопрос: что такое научность? Он подразумевает, будто общество до сих пор не выработало точного критерия научности и науки.

Понятие научности опирается на связь с наукой. Если коротко, научность — это соответствие критериям научного знания. То есть не определив понятие наука мы не определим, что такое научность. А здесь у нас целая россыпь современных «философий», которые пытаются науку отрицать, наполнять субъективизмом и идеализмом, разрушать методы познания, отказываться от взаимосвязей и причинных связей, как основы научного познания.

Можно сейчас отвлечься от темы и долго долго объяснять, почему привнесенные сейчас принципы верифицируемости, опровергаемости, парадигмы и т. д. не верны. Но, скорее всего, эти термины для многих окажутся непонятными, и если к ним добавить вереницу имен их авторов, то в результате получим информационную кашу. И сначала нужно разобрать элементарное. Поэтому начнем с определений, которые выведены задолго до современных псевдоученых споров, и для изменения которых на самом деле не появилось никакой необходимости, кроме идеологической.

Наука — это особый вид познавательной деятельности, направленный на выработку объективных, системно организованных и обоснованных знаний о мире.

Я выделил слово «объективных», потому что это важнейшая часть данного известного определения. Конечно, мы еще не определяем пока само понятие объективности, но даже простому здравому рассудку понятно — это слово подразумевает, что нечто существует независимо от человеческого сознания, и что мы его изучаем для того, чтобы уметь ориентироваться в мире и использовать его закономерности для человека. Т.е. наука служит для человеческой практики, и, следовательно, проверяется ей. Можно, конечно, предположить в себе какую-то особую силу духа и прыгнуть с высотки вниз с уверенностью, что эта самая сила духа плавно опустит наше тело на асфальт, но закон всемирного тяготения сильнее любых человеческих молитв или ворожбы. Чтобы летать и плавно приземляться человек вынужден использовать другие законы природы, систематизированные, обоснованные и воплощенные в специальных приспособлениях знания о них. Это и есть наука.

Марксизм возникал в середине XIX века, т. е. в эпоху, когда наука стала производительной силой и нашла в практике капиталистического общества огромное количество технических подтверждений. Капитализм открыл для науки великие перспективы, но с начала XX века буржуазный строй оказался на вершине своих возможностей и начал дряхлеть. С этим же моментом связан кризис естественных наук, который продолжается до наших дней. И объяснить этот кризис исключительно пределами наших знаний и закономерностями самой науки не получается. Все попытки сделать это приводят лишь к разнообразию учений, которые на самом деле повторяют достаточно древние заблуждения.

Этот кризис легко объясняется классовой теорией. Пока наука служила только интересам капитала, пока все остальные классы и слои общества были плохо образованы, забиты нищетой и повседневными нуждами, пока производство новых инструментов и машин позволяло отдельным капиталистам одерживать победы на конкурентами науке была открыта широкая дорога. Когда богатства индивидуальных капиталистов перехватил финансовый капитал, когда доходы буржуазии стали расти не столько от расширения и развития производства, сколько от эксплуатации слаборазвитых стран и колоний, когда появилась возможность побеждать конкурентов государственной, военной или политической силой, у науки осталось мало возможностей развиваться вне военных и идеологических нужд. И если капитализм еще достигал определенных технологических успехов, то скорее вопреки собственным установкам, и часто, достигая успеха в одном, он тут же разрушал другие свои достижения — иногда в результате кризиса, иногда в результате экономических войн, иногда в результате настоящих горячих столкновений.

Другое дело пролетариат. Однажды наука освободит его от обязанности быть пролетариатом. Освободит от затрат мышечных усилий, от необходимости многочасового непрерывного рабочего дня, от нетворческой отупляющей работы. Но при капитализме это произойти не может. Таким образом, пролетариат — это класс, который заинтересован в развитии объективного знания. Т.е., борясь против буржуазии и освобождая общество от буржуазии, пролетариат открывает новые возможности для развития науки. И мировоззрение пролетариата научно именно поэтому. Подчеркиваю, не мировоззрение отдельного рабочего при капитализме, а мировоззрение класса, основанное на его главном интересе — перестать быть пролетариатом. Таким мировоззрением и стал марксизм.

Марксизму предшествовали определенные изменения общественного сознания: развитие естествознания и философии, возникновение политической экономии и появление учения о коммунизме. Многим известна формула Ленина о трех источниках и трех составных частях марксизма. В основе учения Маркса лежат немецкая классическая философия, английская политэкономия и французский утопический социализм. Но она не совсем понятна людям, никогда не имевшим знакомства ни с классической философией, ни с политэкономией, ни с утопическими учениями. И в этом смысле она присутствует в современных головах, как заученный и не совсем понятный шаблон.

Уже в рамках этого вводного курса мы постараемся этот шаблон разорвать. Хотя кое-что можно сказать сразу.

О немецкой классической философии многие начинающие марксисты думают, как о методе, который предложил Гегель, т. е. как о диалектическом учении. Иногда эту тему даже раздувают до невероятного значения, приписывают ей возможность сохранения социализма в СССР, которую его вожди в силу плохой начитанности упустили. Мы посмотрим иначе. Во-первых, немецкая классическая философия представлена не только Гегелем и Фейербахом и, во-вторых, ее заслуга не столько в методе, сколько в доведении до логической высоты всех проблем и всех противоречий предшествующей философии. Это стало возможным по двум причинам.

1) Великая французская революция создала условия для революционного скачка в мировоззрении, и философская мысль рожденная ею в Германии была отражением ее передового движения, а, одновременно, заложенных ею грядущих проблем.

2) Развитие капитализма в Европе привело к скачкообразному появлению современной науки, которая тут же нашла отражение в философских системах.

Но философия в своем классическом виде еще только подошла к той действительно великой революции в мировоззрении, которую совершил Маркс. И если она входит своими частями в марксизм, то уже не является тем, чем была до него, ее уже нельзя понимать только по книгам немецких философов, ее приходится соотносить с той новой формой, которая выразилась в диалектическом материализме.

Не всегда бывает ясно, каким образом английская политическая экономия стала частью марксистского учения, и что именно из нее вошло в него. Более того, и до сих пор находятся провокаторы, пытающиеся на этом основании назвать Маркса буржуазным политэкономом. Адам Смит и Давид Рикардо первыми открыли трудовую природу стоимости. Это наиболее важная часть их труда. Но если внимательно читать работы Маркса, то можно увидеть, что свои доказательства он берет не только у них, но и у предшественников. Он исследует природу стоимости, вторично обращаясь к знаменитой таблице физиократа Кенэ. И хотя он критикует ее, преемственность видна в том, что именно из первоначальных догадок физиократов, следовало, что стоимость не может образоваться вне производительного труда.

Утопический социализм и коммунизм, тоже появились не случайно. Идеологически они стоят на плечах французских просветителей, чьи труды и идеи вдохновили Великую французскую революцию и революции в Америке. Но как только у руля государств встала буржуазия, сразу же выяснилось, что все эти красивые мечтания просветителей не могут быть выполнены в новом обществе. Это и стало толчком для формирования утопических проектов. Но утопии так бы и остались интересными фантастическими трактатами, если бы не нашли поддержки в массе нового угнетаемого класса, у пролетариев. А эта поддержка очень быстро привела к созданию рабочего движения на базе утопических идей. То есть именно пролетариат придал утопиям реальное содержание и вывел теории на уровень реалистической практики.

Первую пролетарскую революцию — Парижскую коммуну — возглавляли утописты, сторонники Прудона и Бланки.

Маркс и Энгельс, активно участвуя в революционном движении, не столько перерабатывали идеи утопистов, сколько последовательно изучали и организовывали рабочее движение первоначально использующее утопические теории. И эта работа позволила разглядеть им не только причины движения, не только его организационные возможности, но и общественные основания для коммунизма, элементы его базиса при капитализме. Утопия превратилась в науку, когда классики поняли, что внутренняя организация фабрики — это уже социализм, потому что внутри фабрики господствует закон планомерного развития, а законам собственности и стоимости уже почти нет места. Этот факт был сформулирован как основное противоречие капитализма — между общественным характером производства и частной формой присвоения. Наступает момент, когда капиталист и капитал больше не нужен для нормального функционирования производства, когда капиталисты превращаются в лишний класс. Достаточно устранить частную собственность и закон планомерного развития распространится на все общество — и это есть начало коммунизма, его первая фаза.

Когда мы говорим о составных частях марксизма, нужно понимать, что это не отдельные сами по себе существующие системы познания, а цельное учение. Диалектический материализм изучает самые общие законы и взаимосвязи материального мира. На его основании базируется исторический материализм. Он применяет законы материалистической диалектики к развитию общества, но конкретными инструментами исторического материализма выступают политэкономия и научный коммунизм. Именно эта цельность научного мировоззрения отличает марксизм от буржуазных теорий, которые где-то осознанно, где-то случайно подвержены общественному разделению труда, которое ставит барьеры и между науками.

Особый вклад в развитие марксизма внес Ленин. Именно это позволяет нам называть современный марксизм марксизмом-ленинизмом. Развитие марксизма произошло во всех частях.

В философии был отражен современный Ленину кризис естествознания и показаны пути его преодоления на базе диалектики. Именно ленинизм подчеркнул и показал, что философское мировоззрение должно обязательно развиваться вместе с революцией в науке.

В политэкономии особое значение имеет развитие классовой теории, выявление промежуточных слоев, в частности, полупролетариата, их роли в революционном движении. Особое место в работах Ленина занимает исследование империализма, как высшей стадии буржуазной формации. На основании этой теории показана возможность революции в одной или нескольких странах, а теория мировой революции трансформирована в представление об эпохе пролетарской революции и созданы начала политической экономии этой эпохи. Здесь, безусловно, нужно говорить о ленинизме, как о комплексном вкладе последователей Ленина, в частности, Сталина.

В области научного коммунизма именно Ленин создал завершенную теорию партийного строительства, он сформулировал также основную теорию революции, и ее воплощение проверено практикой. Появилось более точное представление о переходном периоде от капитализма к коммунизму и мы также имеем на сегодня много практических подтверждений и опровержений ложных путей. Ленинизм создал полноценную теорию наций и их участия в социалистическом строительстве.

Итак. Марксизм, а сегодня марксизм-ленинизм, является последовательным материалистическим учением, основанным на научных знаниях, и использующим научные методы в объяснении и в практике развития общества. Его составными частями являются диалектический и исторический материализм, политическая экономия и научный коммунизм. Эти части нельзя рассматривать как отдельно существующее знание, так как марксизм цельное учение. Классовая идеология пролетариата и марксизм — одно и то же, так как интерес пролетариата совпадает с экономической тенденцией развития общества, и наука при коммунистическом устройстве общества может освободить рабочий класс от его пролетарского положения, открывая путь построения бесклассового общества образованных, творческих людей.

Рекомендованная литератрура

Ленин В.И. Карл Маркс (Краткий биографический очерк с изложением марксизма) // ПСС — М.: Политиздат, 1969. — Т.25, С. 43 — 93.

Ленин В.И. Три источника и три составных части марксизма // ПСС — М.: Политиздат, 1973. — Т.23, С.40 — 48.

Энгельс Ф. Развитие социализма от утопии к науке // Маркс К, Энгельс Ф. Сочинения — М.: Госполитиздат, 1961. — Т.19, С.185 — 230.

Поделитесь с друзьями



Комментарии ()