Общее противоречие фальсификации – подмена терминов

Опубликовано: 03.08.14

Эдуард Нигмати, Книги, Исследования

Не сложно понять, что ревизионисты, прикрываясь именами классиков марксизма, тем самым признают их авторитет и правоту. Они сознательно или бессознательно выхватывают цитаты из Маркса, Энгельса и Ленина и фальсифицируют их подлинное значение. В этом заключается стремление любого как-бы-марксизма обмануть рабочий класс.

Теперь остается увидеть, что противоречия госкаповцев, троцкистов и современных сторонников ревизионизма проводят их по одинаковому пути.

Как уже было сказано, Троцкий, при всей его ненависти к Сталину, не смог пойти против истины так радикально, чтобы определить советский строй как государственный капитализм. В своей излюбленной манере «ни мира, ни войны», он остался на неопределенной середине: «искаженное пролетарское государство». Но, одновременно, в своей критике СССР он первым использовал подмену терминов.

Напомним, что для Ленина социалистический уклад – это хозяйство, когда средства производства, земля и само производство принадлежат пролетарскому государству. [1] В этом месте у Троцкого начинается игра слов.

«Государственная собственность превращается в социалистическую по мере того как перестает быть государственной». [2]

Конечно, Троцкий – грамотный марксист, конечно, он хорошо различал фазы коммунизма, конечно, в его эпоху уже было принято первую фазу называть социализмом и, конечно, Троцкий знал и о старом традиционном применении терминов «социализм» и «коммунизм» в качестве синонимов. Вот на этом и играет главный фальсификатор Октябрьской революции.

Троцкий знал о ленинском понимании социалистического уклада. Статья «О кооперации» поступила в ЦК РКП(б) в мае 1923 года, когда Троцкий был членом Политбюро.

«Статьи «О кооперации» и «О нашей революции (По поводу записок Н.Суханова)» были переданы Н. К. Крупской в Центральный Комитет в мае 1923 года. Политбюро 24 мая приняло следующее решение: «Признать необходимым быстрейшее напечатание статей Владимира Ильича, переданных Надеждой Константиновной, с обозначенной на них датой». 26 июня Политбюро обсудило вопрос о кооперации в свете новой постановки его в статьях В. И. Ленина». [3]

Но в нужный момент все тот же Троцкий берет слово «социалистический» по отношению к государственному сектору в СССР в кавычки. И тут же начинает предъявлять к социализму требования полного коммунизма. Этим и объясняется его требование об отмирании государства, чтобы государственная экономика начала превращаться в социалистическую.

В исследовании можно было бы пропустить взгляды Троцкого, потому что он никогда не был сторонником госкапа. Но именно Троцкий наиболее явным образом и наиболее последовательно формулирует мысль о том, что социалистическое государство должно начать отмирать сразу, без условий и без создания необходимой материальной базы. И именно Троцкий, описывая сложности построения коммунизма одной рукой, другой – тут же предъявляет требования полного коммунизма к его первой фазе.

Он пишет:

«Передача заводов в руки государства изменила положение рабочего лишь юридически; на деле он оказался вынужден жить в нужде, работая определенное число часов, за определенную плату». [4]

Вот откуда растут ноги в современных разглагольствованиях Петрухина о заработной плате, которая в СССР была свидетельством прибавочной стоимости, присвоенной КПСС. [5]

Но еще задолго до современных ревизионистов та же мысль, слово в слово, повторена госкаповцами.

«Маркс никогда не допускал, что наемный труд может существовать с социализмом. Социализм начинается тогда, когда наемный труд упразднен». [6]

Под словом наемный труд госкаповцы понимают работу за заработную плату. А в качестве «неоспоримого» доказательства этой позиции они ссылаются на то место в «Капитале», где Маркс говорит об отмирании денег.

«При общественном производстве денежный капитал отпадает. Общество распределяет рабочую силу и средства производства между различными отраслями производства. Производители могут, пожалуй, получать бумажные удостоверения, по которым они извлекают из общественных запасов предметов потребления то количество продуктов, которое соответствует времени их труда. Эти удостоверения не деньги. Они не совершают обращения». [7]

Здесь и прослеживается искаженная, как и у Троцкого, логика  госкаповцев. Если бумага, дающая право на предметы потребления, не является больше средством обращения, то работы по найму больше не существует.  Вывод этот странен тем, что если работа оплачивается деньгами, являющимися средством обращения, то прибавочная стоимость возникает, а если только бумагой для получения предметов потребления, то не возникает. Можно лишь с трудом догадаться о том, что деньги могут быть вложены в производство, а бумага Маркса – нет.

На этих основаниях госкаповцы до сегодняшнего дня настаивают, раз деньги в советском государстве сохранены, раз с их помощью происходит оплата рабочей силы, следовательно, продолжает с одной стороны оставаться работа по найму, а с другой стороны – государство, как совокупный капиталист. Государство присваивает прибавочную стоимость.

И, естественно, возникает любимая в среде фальсификаторов косвенная ссылка на Энгельса, [8] о чем было сказано вначале исследования. Однако, Энгельс не зря проговаривает, что на высшей точке происходит переворот. Поэтому и в нашем тексте настойчиво повторяется простая формула, что для государственного капитализма, как необходимая среда, должен существовать капитализм.

В связи с этим есть необходимость более придирчиво рассмотреть «неденежную» бумагу Маркса и как она соотносилась с советской системой.

Маркс говорит о построении социализма не только в «Капитале».  Его представления развернуто даны в «Критике готской программы». Оспаривая тезис справедливого распределения трудового дохода, Маркс дал отповедь не только его современным противникам, но, как оказалось, сказал свое слово в долгом, до сегодняшнего дня продолжающемся споре.  

Из трудового дохода, который является совокупным общественным продуктом необходимо вычесть:

1) то что требуется для возмещения средств производства;

2) средства на расширение производства;

3) резервный фонд для страхования от несчастных случаев, стихиных бедствий и т.д.;

4) средства на издержки управления;

5) фонды на образование, здравоохранение, развитие культуры и т.д.;

6) то, что требуется как жизненные средства для нетрудоспособных, пожилых, детей и т.д.

По Марксу не урезанные средства превращаются в урезанные, и то, что госкаповцы и их современные последователи хотят представить, как прибавочную стоимость, изъятую из трудового дохода, на самом деле идет не на прибыль государства, а на покрытие совокупных общественных нужд.

И хотя в новом обществе не возможно еще удовлетворить потребности каждого в равной мере, уже изменились содержание и форма производства. В новых обстоятельствах никто не может дать ничего, кроме своего труда, а в собственность отдельных лиц не может перейти ничего кроме индивидуальных предметов потребления.

И после этого Маркс вновь говорит о бумажных квитанциях для получения предметов потребления за отработанное время. [9]

Итак, то, что ревизионистам хочется представить, как прибавочную стоимость, которую присваивает совокупный капиталист государство, на самом деле распределяется исключительно среди занятых трудом людей. Это фонды на нужды управления, социальной сферы и расширенного воспроизводства.

Поэтому Троцкий говорит о том, что бюрократия присваивает что-либо нетрудовым способом лишь в порядке злоупотребления. [10]

Мы получили необходимые ответы, как о сущности первой фазы коммунизма, так и о социалистическом укладе. Эти ответы совпадают с представлениями Маркса и не совпадают с представлениями госкаповцев, как бы они не прикрывались Марксом, кроме одного, после победы социалистического уклада деньги продолжили существовать. И об этом моменте придется говорить особо. Следовательно, к данному вопросу мы будем возвращаться не только в этой главе.

Пока рассмотрим общую картину и представления современников победы социализма.

В речах Ленина есть несколько высказываний о деньгах, которые подхватил учебник политэкономии 1954 года, [11] и которое при полном прочтении могут быть представлены и несколько иначе.

Учебник, со ссылкой на Ленина, говорит, что деньги невозможно отменить указом сегодня на завтра, что это длительный экономический и организационный процесс. И у Ленина действительно есть рассуждения об этом. [12]

Далее Ленин поясняет, что товарно-денежные отношения остаются постольку, поскольку есть разница между рабочим классом и крестьянством, что крестьянин наполовину труженик и наполовину спекулянт, что обменивать хлеб на деньги его научил более чем столетний опыт и т.д. И делает вывод:

«Общество, в котором осталась классовая разница между рабочим и крестьянином, не есть ни коммунистическое, ни социалистическое общество». [13]

Но тут же оговаривается и вспоминает про социализм в «известном смысле слова», как первую фазу коммунизма. При этом он предлагает не спорить о словах.

Увы, к сожалению, этот спор о словах перерос за столетие в наиболее устойчивые формы ревизионизма, т.е. перестал быть спором о словах.

Поэтому необходимо констатировать следующее.

Социализм, как первая фаза коммунизма, политически, «в известном смысле слова», победил уже в 1917 году. При политической власти рабочего класса и государственной собственности на землю и основные средства производства появились дальнейшие возможности для его развития.

Так как «социализм в известном смысле слова» – это многоукладная экономическая система, то его развитие заключается в расширении социалистического уклада по отношению к другим.

В середине 30-х годов социалистический уклад победил, но остались, хотя и в ограниченном виде товарно-денежные отношения и деньги. Это зафиксировал учебник Островитянинова.

Функция обращения была ограничена в государственном социалистическом секторе. Снабжение предприятий материалами и средствами производства происходило по народно-хозяйственному плану, но оформлялось договорами и формальным учетом в деньгах. Как средство обращения деньги продолжали работать в отношениях с колхозами, кооперативами, в международной торговле и на колхозном рынке.

Следовательно, несмотря на то, что социалистический уклад стал господствующим, в СССР продолжали существовать другие уклады и классы.

В результате ограничения функции обращения советские деньги приблизились по значению к известной уже квитанции Маркса, которая «уже не деньги». Это обозначало, что с середины 30-х годов в обществе уже никто не мог приобрести основные средства производства, а доступ к предметам потребления обеспечивался лишь в обмен за труд для любого члена общества. В этом и заключалась полная победа социализма.

Фальсификация обычно строится на том, что социализм был «объявлен», а его победа «придумана». Госкаповцы обычно спекулируют тем, что социализм существовал только юридически.

Они формировали свою позицию так. Со ссылкой на Ленина указывались пять укладов, но после этого Ленинская позиция подвергалась фальсификации.

«Но этот последний <социализм>, говорит он <Ленин>, не существует в сущности экономических отношений, он существует только как «юридическая возможность», поскольку мы находимся у власти». [14]

Напомним, что Ленин выделял социалистический уклад как реально существующие отношения.

«<…> и средства производства принадлежат государству, и земля, на которой стоит предприятие, и все предприятие в целом». [15]

Так как уклад, ставший господствующим в середине 30-х годов, был именно таким, каким его определял Ленин, можно понять, что госкаповцы в данном случае, как и Троцкий, как и современные ревизионисты, предъявили к социализму требования полного коммунизма.

Но понимая, что такие требования не совместимы со всем тем, что написали Маркс и Ленин, они вынуждены придумать дополнительный этап социализма. Выглядит фантазия госкаповцев так:

«Социализм начинается тогда, когда наемный труд упразднен. Историческая последовательность такова: 1) Капитализм. 2) Переходный период или революционная диктатура пролетариата. Разрушение рыночных механизмов. 3) Социализм. Производство не является более рыночным, потребление регламентировано. 4) Коммунизм: потребление более не регламентировано». [16]

Революционная диктатура пролетариата отделена в данном случае от социализма, и это вызывает главное недоумение. Рынка нет, но потребление регламентировано, кем и как? А по существу – это все та же оплата по труду, которой распоряжалась бы не партия большевиков, а партия госкаповцев.

Но есть и другой не менее важный момент:

«Для большевиков целью русской революции был не «социализм в России», а мировая революция. Если характер их политической власти был социалистическим, то они не играли словами и называли капитализмом развитие российской экономики, развитие, руководство которым они были готовы взять на себя, лишь бы оно помогло им сохранить в своих руках политическую власть, чтобы поставить ее на службу международному пролетариату». [17]

Поставить на службу международному пролетариату государство, в котором коммунисты культивируют капитализм в самых его извращенных формах не возможно. И об этом дальше...

 

Примечания:

1. Ленин В.И. О кооперации. // Ленин В.И. ПСС. – М.: Политиздат, 1970. – Т.45, С.374.

2. Троцкий Л. Потерянная революция: Что такое СССР и куда он идет? // Электронная версия. Точка доступа: <http://www.magister.msk.ru/library/trotsky/trotl001.htm#st09

3. Ленин В.И. ПСС. – Т.45,С.598.

4. Троцкий Л. Там же.

5. Петрухин В. Собственность и самоуправление // Электронный ресурс. Точка доступа: <http://tulaignk.mirtesen.ru/blog/43687174442/SOBSTVENNOST-I-SAMOUPRAVLENIE

6. Критика теории деформированного рабочего государства / ИКП// Электронный ресурс. Точка доступа: < http://goscap.narod.ru/g3.html

7. Маркс К. Капитал // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – М.: Госполитиздат, 1961. – Т.24, С.402.

8. См.: Энгельс Ф. Анти-Дюринг. Переворот в науке, произведенный господином Евгением Дюрингом // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – Т.20., С.290 – 291.

9. Маркс К. Критика готской программы // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – Т.19, С.17-19.

10. Троцкий Л. Указ. соч.

11. Политическая экономия. Учебник // Островитянинов К.В., Шепилов Д.Т., Леонтьев Л.А. и др. – М.: Государственное издательство политической литературы, 1955. – С.449

12. Ленин В.И. I Всероссийский съезд по внешкольному образованию Речь об обмане народа лозунгами свободы и равенства // Ленин В.И. ПСС. – Т.38, С.352-353.

13. Там же. – С.353.

14. Революция и контрреволюция в России. // Электронный ресурс. Точка доступа < http://goscap.narod.ru/g2.html

15. Ленин В.И. О кооперации // ПСС. – Т.45, С.374.

16. Критика теории «деформированного рабочего государства» // Электронный источник. Точка доступа < http://goscap.narod.ru/g3.html

17. Революция и контрреволюция в России // Электронный ресурс. Точка доступа < http://goscap.narod.ru/g2.html

К содержанию >>> Дальше>>>



Комментарии (1)

  1. Виктор Тяпин 31 октября 2014, 17:06 #
    <можно понять, что госкаповцы в данном случае, как и Троцкий, как и современные ревизионисты, предъявили к социализму требования полного коммунизма>
    Это было бы вполне допустимо, если бы госкаповцы хотя бы отдаленно представляли, почему ростки коммунизма невозможно пересадить на неподготовленную почву пролетарской диктатуры. Один такой верхогляд (я имею ввиду Горбачева) дров уже наломал. Плохо, что у него остались последователи, пока еще прикрывающиеся марксистской одежкой. Впрочем, пока не получат аналогичного результата, так же, как Горбачев, будут клясться в верности рабочему классу.

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии. Вход Регистрация