Проблема СССР. Полемика с Д.Эпштейном

Опубликовано: 03.07.17

Эдуард Нигмати, Книги, Публицистика

Содержание :.: Дальше>>

Несколько лет назад была написана моя первая статья по национальному вопросу «О советской гордости великороссов. К вопросу о праве нации на самоопределение».1 В ней даны три важных положения, которые мы будем использовать в дальнейших главах «Национального вопроса в марксизме». Эти выводы:

1. Самоопределение нации вплоть до отделения и создания самостоятельного государства является безусловным демократическим правом, которое остается актуальным и при социализме, и большевики обязаны вести пропаганду самоопределения.

2. К моменту создания СССР право самоопределения наций было реализовано для всех народов, которые однозначным образом показали свое стремление отделиться от Российской империи. Возникли независимые республики, и те из них, которые добились установления советской власти и начали строить социализм, объединились в Советский Союз.

3. Подписание Союзного договора и объединение в СССР не противоречило праву самоопределения и оказалось возможным, потому что революцией на всей территории Российской империи руководила единая партия РКП(б), а ее члены поддерживали ленинский вывод о том, что коммунисты угнетающей нации должны добиваться реализации самоопределения угнетенных наций, а коммунисты угнетенных наций должны ставить во главу угла «единство и слияние рабочих угнетенных наций с рабочими угнетающих наций».

Но вокруг статьи возникло несколько недоразумений, одно из которых связано с моей собственной ошибкой, поэтому в данном разделе разрешим эти недоразумения.

Об ошибке. Я, опираясь на исследование А.Сахарова2 повторил его мысль о том, что Ленин никогда не употреблял термины «большая» и «маленькая» нация, а говорил об угнетенной нации и угнетающей нации. На самом деле Ленин употребил эти термины в 1916 году.3 Ошибка могла бы быть незначительным эпизодом. Кто от них застрахован? Тем более, что мои оппоненты не опровергали ее и это сделал я сам — только что. Но именно этот пункт позволил Д.Эпштейну в критике моей статьи запутать существо вопроса, т.е. представить положения моего текста не тем, что они есть на самом деле. А ответить полноценным образом на критику я могу, только признав факт ошибки.

Итак, я опубликовал критику Д.Эпштейна,4 полагая, что вскоре смогу на нее среагировать. Но политическая жизнь развивалась слишком остро, последовали кризисы на Украине и в Сирии, а также экономический кризис способствовал нарастанию политического движения в России. Эти события надолго отсрочили специальные исследования по национальному вопросу. И только теперь собран достаточный материал. Но ответ Эпштейну, соответственно, включается в общий текст большой работы, предваряя ее как своеобразное введение.

Полемика с Эпштейном заслуживает быть введением в тему национального вопроса, потому что мой оппонент не увидел смысла статьи, так как был нацелен на задачу развести Ленина и Сталина. И причиной для такой задачи была «нелюбовь» большого числа евреев-коммунистов к Сталину. Нужно напомнить и об ответной реакции. Большинство коммунистов-большевиков считают своим долгом борьбу с сионизмом, а евреев-коммунистов, выступающих против сталинизма записывают в скрытых агентов сионизма. Значит — это и есть национальный вопрос, только в сильно отчужденной форме.

Но к этой его части я вернусь в последующих разделах. А пока необходимо очистить наш взгляд, от того, что оказалось на него нанесенным критикой Эпштейна. Упрек последнего в самом законченном виде можно свести к следующему высказыванию:

«Ленин прямо говорит о том, что не автономизация, а именно федерация является для социал-демократов (в 1915 году большевики были социал-демократами) образцом межнационального устройства в крупном государстве».

Этот упрек бьет мимо цели, как и другой упрек посвященный названию статьи:

«Обратим теперь внимание на название статьи Нигмати, которая перефразирует известную статью Ленина „О национальной гордости великороссов”. Нигмати тем самым как бы претендует в национальном вопросе на выражение особой „советской гордости великороссов”, на поднятие ленинской „национальной гордости” до „гордости советской”».

Я еще раз вынужден подчеркнуть, что критика Эпштейна была вызвана стремлением отделить Сталина от Ленина, и поэтому он не увидел, что в этих вопросах автор думает также, как он сам. И здесь необходимо пояснить контекст. В статье на него указно прямо:

«Но недавно в одной из дискуссий я получил вопрос в лоб: «Неужели вы думаете, что если бы украинцы потребовали бы независимости, Сталин бы их отпустил?…Вы действительно такой наивный?» Из СССР украинцев не отпустили, и делали все, чтобы украинцы не потребовали независимости, включая сюда репрессивное преследование националистов. Без всякого БЫ».

То есть статье предшествовал спор со сталинистом-державником, взгляд которого и был отнесен к «советской гордости великороссов». Вокруг этой дискуссии и развивается статья. Главным основополагающим содержанием в ней является не выбор между автономизацией и федерализацией, а то, что Украина, как и другие республики СССР, к 1922 году уже была отпущена из Российской империи. И что к 1922 году стоял вопрос о способе объединения Советских республик. Более того, известное предложение Сталина о вступлении республик в РСФСР по существу не могло рассматриваться как автономизация, поскольку РСФСР сама была федеративной республикой.

В своей предыдущей статье я тоже применяю термин автономизация по поводу предложения Сталина. И причиной для такой терминологии является работа «К вопросу о национальностях или об „автономизации”»5, в принадлежности которой Ленину я и теперь нахожу все основания сомневаться, несмотря на описанную выше ошибку в моей аргументации. Однако я принимаю агрессивную реакцию противников Сталина и поэтому построю дополнительную систему пояснений.

Начнем с создания РСФСР.

Документом, учреждающим РСФСР была «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа». Проект Декларации написал Ленин, и она была принята III Всероссийским съездом Советов рабочих и солдатских депутатов. После слияния с этим съездом одновременно созванного III Всероссийского съезда крестьянских депутатов Декларация 31 (18) января 1918 г. была вновь поставлена на голосование и единогласно принята объединенным III Всероссийским съездом Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Обратим внимание на пункт 1.2):

«Советская Российская Республика учреждается на основе свободного союза свободных наций как федерация <Выделил я, Э.Н.> советских национальных республик».6

То есть мы видим, что на первом же этапе Ленин замыслил именно РСФСР основой союза свободных наций. И этот факт подтверждается Конституцией РСФСР 1918 года. Статья 49 «О предметах ведения Всероссийского Съезда Советов и Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов», пункт д):

«Принятие в состав Российской Социалистической Федеративной Советской Республики новых сочленов Советской Республики и признание выхода <Выделил я, Э.Н.> из Российской Федерации отдельных частей ее».7

Таким образом, партия в 1918 году и Ленин в 1918 году предполагали вхождение на основе договоров всех возникающих национальных республик в РСФСР. А соблюдение принципа самоопределения вплоть до отделения уже было подтверждено конституцией федерации. Этот же факт подтверждается и тем, что до определенного момента в РСФСР входил Казахстан. Тогда называли Киргизией.

Предложение Сталина в наши дни хорошо известно, как известно и то, в каких условиях оно появилось. Мы знаем, что объединение независимых республик, то есть тех, что не вошли в состав РСФСР, предполагалось уже в первые дни революции, но объективно происходило постепенно. Сначала были объединены военные усилия в Гражданской войне, затем возникла необходимость представлять единообразную политику на Гаагской конференции, и параллельно формировались хозяйственные связи и потому что республики уже их имели, как наследники экономики Российской империи, и потому, что военные и текущие нужды населения вталкивали их в единое экономическое пространство. Это в частности рассказано в интервью Сталина.8 В результате Политбюро ЦК РКП(б) в августе 1922 года предложило Оргбюро создать комиссию для рассмотрения вопроса объединения. В комиссию вошли Сталин, Куйбышев, Орджоникидзе, Раковский, Сокольников, а также: Петровский от Украины, Червяков от Белоруссии, Агамали-оглы от Азербайджана, Мясников (Мясникян) от Армении и Мдивани от Грузии.9

Комиссия заседала 23 и 24 сентября. На ней был принят проект Сталина за основу единогласно, при воздержавшемся Мдивани. 26 сентября Ленин и Сталин встретились в Горках, где Ленин настоял на изменениях проекта.10

Пункт, который согласился «уступить» Сталин, звучал так:

«1. Признать целесообразным формальное вступление независимых Советских республик: Украины, Белоруссии, Азербайджана, Грузии и Армении в состав РСФСР, оставив вопрос о Бухаре, Хорезме и ДВР открытым и ограничившись принятием договоров с ними по таможенному делу, внешней торговле, иностранным и военным делам и прочее».11

Именно этот план Д.Эпштейн называет автономизацией и пишет:

«Таким образом, эта, также укрытая в статье Нигмати от читателя, ленинская мысль о плане „автономизации” Каутского – это второй ленинский удар в 1915 году по позиции Сталина, призывавшего в 1922 году к вступлению национальных республик в РСФСР на „правах автономизации”».

Напомню, что Каутский по Ленину:

«<...> фальсифицирует демократический принцип, говоря, что требовать „государственной самостоятельности” <...> для каждой нации значило бы требовать „чрезмерного” <...>. Довольно, изволите видеть, „национальной автономии”!!»12

О чем здесь Ленин? Он ставит в упрек Каутскому «вопрос о границах государства, строящегося на угнетении наций», т.е. отрицание права нации на отделение. Была ли эта проблема уже решена тем или иным способом в России после революции? Повторяю она была решена. Появились независимые советские республики, которые Сталин перечисляет в своем проекте резолюции: Украина, Белоруссия, Азербайджан, Грузия и Армения. Появились народные республики: Бухара и Хорезм. Отделились Финляндия, Польша, прибалтийские республики, Тува и Монголия. Конституция РСФСР предусмотрела выход из состава федерации ее частей. И, соответственно, сталинский проект — один из вариантов слияния независимых республик, а не автономизация целого, что предлагал Каутский. Причем этот вариант, как было показано выше, в момент принятия «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа» был приемлем для всех большевиков. Да и голосование в комиссии показало, что слияние республик в российскую федерацию не было чем-то уж особо пугающим. Говорили два дня, но приняли проект Сталина за основу.

Следовательно, идея Ленина, которую он изложил в письме Каменеву 13 была новой и оформилась, когда он изучал сталинский проект. Эту идею он проговорил со Сталиным 26 сентября, а затем подробно изложил в письме Каменеву, разосланном всем членам Политбюро. Эта идея заключалась в следующем:

«Одну уступку Сталин уже согласился сделать. В § 1 сказать вместо «вступления» в РСФСР — „Формальное объединение вместе с РСФСР в союз советских республик Европы и Азии”.

Дух этой уступки, надеюсь, понятен: мы признаем себя равноправными с Украинской ССР и др. и вместе и наравне с ними входим в новый союз, новую федерацию, „Союз Советских Республик Европы и Азии”».14

С этого момента упрек в автономизации, как он обычно понимается и как он понят моим оппонентом — снят. Были ли возражения со стороны Сталина в этом разговоре? Думаю да. И их, видимо, было два. Одно из них читается в проекте Ленина изложенном в письме. Придется процитировать еще одно место:

«<...> требует тогда тоже изменения. Нечто вроде создания наряду с заседаниями ВЦИКа РСФСР

— „Общефедерального ВЦИКа Союза Советских Республик Европы и Азии”.

Если раз в неделю будет заседать первый и раз второй (или даже 1 раз в 2 недели

второй), уладить это не трудно».

То есть возникновение нового этажа власти подразумевает увеличение бюрократических инстанций. И Ленин, как бы оправдывая это решение, говорит:

«Важно, чтобы мы не давали пищи „независимцам”, не уничтожали их независимости, а создавали еще новый этаж, федерацию равноправных республик».15

Второе возражение — это фактическое неравноправие национальностей, так как большинство из них остались в составе РСФСР, как автономные республики, не подписывавшие союзный договор. Это возражение читается в осторожном предложении Сталина в его интервью:

«Существует мнение о необходимости создания кроме двух союзных органов (ЦИК и СНК) еще третьего союзного органа, промежуточного между ними, так сказать, верхней палаты с представительством от национальностей, поровну от каждой...»16

Известно, что это предложение Сталина прошло, а Ленин о нем не высказывался, хотя интервью было дано до болезни, и со Сталиным он после этого встречался, а также подробно знакомился с материалами подготовки союзного договора, о чем свидетельствует «Дневник дежурных секретарей В.И Ленина».

«29 ноября, утро (запись Н. С. Аллилуевой).

Владимир Ильич в 12 ч. 20 м. был в кабинете, вызвал к себе Сталина, тот сидел до 13 ч. 40 м. Поручений на вечер никаких. Пакетов тоже пока нет.

29 ноября, вечер (запись М. А. Володичевой) .

Из Политбюро сообщено (8812), что вопрос о союзных республиках будет стоять на Политбюро завтра (прислан не для сведения, а для рассмотрения)».17

Итак, спора о пресловутой «автономизации» уже с конца сентября 1922 года не было. Сталин воплощал ленинский проект создания СССР, а внесенная им поправка о палате национальностей, решала важнейшую проблему более полного равноправия национальностей, которая возникла в результате союзного договора. Имея это ввиду я писал в предыдущей работе «о «гнилом компромиссе», результатом которого стал Советский Союз». То есть союзный договор оформил несколько новых «великих наций», подписавших его и большое количество неравноправных с ними национальностей, получивших автономные республики и области, но внутри этих национальных республик, в том числе, и внутри Грузии.

Так как, Ленин в письме Каменеву охарактеризовал идею единообразного государства с полным равенством национальностей словами: «Сталин немного имеет устремление торопиться», — мы должны понимать, что решение о двухуровневом СССР рассматривалось им как тактическое, и внутренне не одобрялось. Но выйти из этой формы не удалось и позже, хотя она в довесок к грузинскому конфликту принесла новые проблемы, например, трения вокруг Татаро-Башкирской республики (Идель-Урал), которая так и не образовалась.

Далее уже в ходе Великой Отечественной войны возникли и новые проблемы, которые свидетельствовали об очень неравномерном развитии национальностей внутри СССР. Но эти вопросы мы не можем рассматривать в первой вводной части, и ранее должны дать пояснения о развитии марксистского подхода к национальному вопросу, и уже через это показать своеобразие ленинских и сталинских взглядов.

Использование в аргументах сталинского наследия чаще всего мутит сознание наших товарищей, которые во всех других случаях легко понимают наши тексты и находят совпадение во взглядах. В данном случае Д.Эпштейн решил, что я вообще пытаюсь подменить право нации на самоопределение «советским патриотизмом», что является прямой противоположностью моей позиции. Дополнительным упреком нашего оппонента стало указание на то, будто я пытаюсь отказать в необходимости определенных привилегий для бывших угнетаемых наций, хотя об этом в нашей предыдущей статье вообще ничего не говорилось. Очевидно, это связано с тем, что я сомневаюсь в ленинском авторстве записок «К вопросу о национальностях или об „автономизации”», где дан этот принцип.

На самом деле этот принцип был уже представлен в гораздо более обоснованном виде еще в августе 1920 года и принят на международном уровне:

«<...> обязательность для сознательного коммунистического пролетариата всех стран относиться с особенной осторожностью и с особым вниманием к пережиткам национальных чувств в наиболее долго угнетавшихся странах и народностях, равным образом обязательность идти на известные уступки в целях более быстрого изживания указанного недоверия и указанных предрассудков».18

Я не случайно сказал о большей обоснованности, и нужно бы добавить — диалектичности — тезисов ко II конгрессу Коминтерна, и выступления Ленина на соответствующей секции Интернационала, так как в следующем разделе мы будем иметь возможность сравнить эти тексты с подходом записок «К вопросу о национальностях или об „автономизации”».

Рецензия Д.Эпштейна является заблуждением по поводу моих взглядов и позиции ВКП(б) по вопросу о самоопределении. Выхватив из текста два-три второстепенных штриха наш оппонент пришел к выводу, что мы являемся противниками самоопределения наций, а также противниками уступок со стороны пролетариата развитых наций угнетенным народам. В некотором роде я и сам был виноват в том, что не достаточно ясно уделил внимание этим деталям в работе «О советской гордости великороссов», а также в связи с допущенной фактической ошибкой, о которой говорил в начале этого раздела. Но вторая причина в особой тенденциозности, которая возникает при рассмотрении взаимоотношений Ленина и Сталина. Как я заметил, эта тенденциозность берет часть своей «энергетики» и в самом национальном вопросе, но, прежде чем мы обоснованно доберемся и до этой проблемы мы должны представить еще несколько предварительных положений.

Одно из них связано с определением места Сталина в теории и практике национального вопроса. Этим мы займемся в следующем разделе.

Содержание :.: Дальше>>


Примечания

1 Нигмати Э. О советской гордости великороссов. К вопросу о праве нации на самоопределение // Официальный сайт ВКП(б). Электронный источник. Точка доступа <http://bolshevick.org/o-sovetskoj-gordosti-velikorossov/ (Далее ссылки на этот источник в главе не дублируются)

2 Сахаров В.А. «Политическое завещание» Ленина. Реальность истории и мифы политики» // Под ред. В.И.Тропина — М.: Издательство Московского университета, 2003. — 524 с.

3 Ленин В.И. Итоги дискуссии о самоопределении // ПСС — М.: Издательство политической литературы, 1973 — Т.30, С.39 — 41, 43 — 45, 56.

4 Эпштейн Д.Б. Ленин или Нигмати ошибались в понимании национального вопроса // Сетевой научно-практический журнал марксистов большевиков — Электронный источник. Точка доступа: <http://bolshevick.ru/bolshevizm-i-vojna/lenin-ili-nigmati-oshibalis-v-ponimanii-naczionalnogo-voprosa.html (Далее ссылки на этот источник в главе не дублируются)

5 Ленин В.И. К вопросу о национальностях или об «автономизации» // ПСС. — М.: Издательство политической литературы, 1970. — Т.45, С. 356-362

6 Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа / Гарант — Электронный источник. Точка доступа: <http://constitution.garant.ru/history/act1600-1918/5320/

7 Конституция (Основной Закон) Российской Социалистической Федеративной Советской Республики (принята V Всероссийским Съездом Советов в заседании от 10 июля 1918 г.) // Гарант. — Электронный источник. Точка доступа: <http://constitution.garant.ru/history/ussr-rsfsr/1918/chapter/9/#block_3900

8 Сталин И.В. Вопрос об объединении независимых национальных республик. Беседа с корреспондентом газеты «Правда» // Сочинения — М.: Государственное издательство политической литературы, 1952 — Т.5, С.138 — 144.

9 Кремлев С. Ленин. Спаситель и создатель // Библиотека ProfiLib — Электронный источник. Точка доступа: <https://profilib.com/chtenie/56192/sergey-kremlev-lenin-spasitel-i-sozdatel-291.php

10 Там же.

11 Проект резолюции о взаимоотношениях РСФСР с независимыми республиками. 11 августа 1922 г. // Документы XX века. Электронный источник. Точка доступа: <http://doc20vek.ru/node/1402

12 Ленин В.И. Революционный пролетариат и право наций на самоопределение //ПСС — Т.27, С.65 — 66.

13 Ленин В.И. Об образовании СССР письмо Л. Б. Каменеву для членов политбюро ЦК РКП(б) // ПСС — Т.45. С.211 — 213.

14 Там же. — С.211.

15 Там же — С.211 — 212.

16 Сталин И.В. Вопрос об объединении независимых национальных республик. Беседа с корреспондентом газеты «Правда» // Сочинения — Т.5., С.143.

17 Дневник дежурных секретарей В.И Ленина//Ленин В.И. ПСС — Т.45, С.462.

18 Ленин В.И. Тезисы ко II конгрессу Коммунистического Интернационала // ПСС — М.: Издательство Политической литературы, 1981 — Т.41, С.168.



Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии. Вход Регистрация