О частной собственности и ее истории

Опубликовано: 14.12.13

Виктор Тяпин, Статьи, Публицистика, Полемика

На сайте ledokol_ledokol обнаружил статью М. Соркина  «Частная собственность, ее история и современные формы». Не могу со всем, изложенным автором, согласиться, в связи с чем и появилась эта статья.

А начну я несколько неожиданно с того, что такое марксизм. Нет, конечно я понимаю, что не только для меня, но и для всех коммунистов, в том числе для тех, кто группируется вокруг сайта ледокол_ледокол, марксизм – это наука. Но любая наука всегда находится в движении, в развитии. Какие-то положения устаревают, какие-то появляются вновь. Например, марксизм сегодняшний невозможно рассматривать без того нового, что включили в него Ленин и Сталин. Даже такой термин появился – марксизм-ленинизм. Вряд ли кто-то из «ледокольцев» станет с этим спорить. Но разве после Сталина нам в теорию больше и добавить нечего? – Очень сомневаюсь. Во всяком случае, та атака, жертвой которой стало сталинское наследие, очень явно показывает, что не все в социализме было понято правильно, не все потребности пролетариата и остальных трудящихся были учтены.

А вот теперь пора вернуться к работе М.Соркина.

Наибольший интерес для нас составляет обоснование автором появления частной собственности. Сразу оговорюсь, что в действительности автор рассматривает не появление частной собственности вообще, а только буржуазной собственности, т.е. собственности на средства производства. И сразу же допускает серьезную ошибку. Он пишет: 

«Частная собственность началась с того момента, когда в первобытнообщинном коммунизме выделились группы наиболее сильных воинов, которые присваивали себе всё добытое племенем или родом. Присваивали на том основании, что они, якобы, вложили больше своего труда в получение этой добычи. Такие группы усиливались вокруг военного вождя, создавая сначала некие анклавы, которые потом превратились в государство рабовладельческого строя».

Ну, допустим, выделение «групп наиболее сильных воинов» явно недостаточно для того, чтобы появилась частная собственность. Необходимо еще чтобы производительность общественного труда была настолько высока, чтобы человек мог обеспечить пропитание не только себе, но и создавать прибавочный продукт  для потенциального рабовладельца. А пока она была недостаточна, врагов, как правильно пишет М.Соркин, просто съедали. О необходимости определенной производительности труда Энгельс писал в предисловии к первому изданию «Происхождения семьи, частной собственности и государства»: 

«Чем меньше развит труд, чем более ограничено количество его продуктов, а следовательно, и богатство общества, тем сильнее проявляется зависимость общественного строя от родовых связей. Между тем в рамках этой, основанной на родовых связях структуры общества все больше и больше развивается производительность труда, а вместе с ней — частная собственность и обмен, имущественные различия, возможность пользоваться чужой рабочей силой и тем самым основа классовых противоречий» (М., Э. т.21,26).

Впрочем, копье и лук тоже являются средствами производства. Но наделять рабов оружием – верх глупости. В детстве чуть ли не все зачитывались вестернами, и из них знают, что индейцы зачастую «усыновляли» пленников, чтобы снизить нагрузку на уцелевших в боях воинов по добыче пропитания для своего племени. Конечно, вестерны – это не исторические источники. Но вряд ли кто-то станет возражать, если я добавлю, что производительность не всякого общественного труда, а только такого, которое не связано с применением оружия, закладывает возможности появления рабовладения. Из этого следует, что до появления земледелия и скотоводства рабство появиться не могло. И только после их появления становится правомерным приводившаяся цитата М.Соркина.

Вряд ли с этим утверждением автор станет спорить. Он пишет:

«Военные вожди, оценив выгоды земледелия, стали организовывать свои собственные дружины, теперь уже не для охоты, а для захвата свободных земель. Если раньше прежние обитатели этих земель уничтожались, то теперь военные вожди заставляли пленных обрабатывать эту землю, оставляя этим людям, рабам, только то, что необходимо было для пропитания. Всё остальное переходило в частную собственность военных вождей и служителей культов».

И с этим можно согласиться.

До сих пор мы не рассматривали ничего принципиально нового, что необходимо ввести в марксизм. Все рассмотренные вопросы можно найти уже в работах основоположников. Вряд ли М.Соркин с ними не знаком. Если и пришлось уделить им определенное внимание, то лишь потому, что автор либо не совсем внятно их рассмотрел, либо вообще упустил из рассмотрения. А сейчас постараемся обратить внимание на то, чему марксисты вообще не уделяют внимания.

И у Энгельса, и у Соркина более-менее подробно рассматривается вопрос КАК появилась частная собственность, но ни слова нет о том, ПОЧЕМУ она вообще появилась. А этот вопрос после поражения социализма в СССР встал во главу угла. И до сих пор его игнорировать – это подыгрывать буржуазии в ее своекорыстной игре.

Появление частной собственности на средства производства отнюдь не историческая случайность. Закономерность ее появления обусловлена законом экономии времени, который требует максимально полного удовлетворения постоянно растущих материальных и духовных потребностей общества за счет максимально возможного роста производительности общественного труда. Безусловно, это «максимально полное удовлетворение» произойдет тогда, когда каждый будет работать не за страх, а на совесть, т.е. при коммунизме. Но до коммунизма даже от нашего социализма было очень далеко. А история не может ждать, пока человечество поумнеет. Для того, чтобы ускорить движение общества в этом направлении, понадобилось введение ранее невиданного распределения труда между теми, кто материально заинтересован в развитии производительных сил, т.е. собственниками средств производства, и  теми, кто материального интереса в развитии производства не имеет, но вынужден на собственников работать, чтобы получить от них средства для жизни. Так в человеческом обществе возникло классовое расслоение.

Но никакое классовое общество не может существовать вечно. Энгельс писал:

«Пока тот или иной способ производства находится на восходящей линии своего развития, до тех пор ему воздают хвалу даже те, кто остается в убытке от соответствующего ему способа распределения... Лишь когда данный способ производства прошел уже немалую часть своей нисходящей линии, когда он наполовину изжил себя, когда условия его существования в значительной мере исчезли и его преемник уже стучится в дверь, - лишь тогда все более возрастающее неравенство распределения начинает представляться несправедливым...» (М., Э. т.20,153).

Поэтому для подавления эксплуатируемых классов государство вынуждено затрачивать такие средства, что для правящего класса становится бессмысленной старая собственность. Рабовладение было уничтожено не потому, что «Раб потреблял больше, чем производил сам», как пишет М.Соркин, а потому что рабовладельцу пришлось платить государству чрезмерные налоги. Падение рабства Маркс описывал так: 

«в последние годы Римской империи провинциальные декурионы – не крестьяне, а земельные собственники – бросали свои дома, покидали свои земли,  даже продавали себя в рабство, только бы избавиться от собственности, которая стала лишь официальным предлогом для беспощадного и безжалостного вымогательства» [1,т.19,408].

Так и продолжалась смена господствующей формы собственности, а с нею и пар собственников-не собственников вплоть до капитализма. Лишь при капитализме в его недрах уже не оказывается новой пары классов, которым можно было бы доверить возглавить движение по пути к коммунизму. Отсюда следует единственно возможный вывод: эра классового антагонизма закончилась, теперь сами трудящиеся должны быть заинтересованы в развитии производительных сил, без каких бы то ни было посредников. И, соответственно, возникает необходимость в социализме, т.е. в государстве диктатуры пролетариата, которое уничтожит последний буржуазный класс – пролетариат, для чего необходимо создать и внедрить новый способ распределения материальных благ, способный наделить вчерашний пролетариат заинтересованностью в развитии производства не меньшей, чем вчерашних капиталистов. Во-первых, для этого необходимо определенное время, - переходный период, социализм. Во-вторых, социализм нужен не только для уничтожения вчерашней буржуазии, а особенно для уничтожения вчерашнего пролетариата как класса.

КПСС, к сожалению, этого не поняла, потому и была отвергнута рабочим классом. Впрочем, на эту тему мы сегодня рассуждать не станем. На нашем сайте сейчас началась публикация моей книги «Введение в теорию первокоммунизма», в которой читатели найдут всё, чем я не считаю нужным перезагружать эту статью.

Вообще-то о том, что марксизм не догма, а руководство к действию, знают все коммунисты. Вот только почему-то мало кто пытается этому правилу следовать. Неужто будем ждать новых Ленина со Сталиным? – Вряд ли дождемся. Пора свои мозги включать. Нас и так от социализма и коммунизма откинули так далеко, что отвоевывать назад потерянные позиции будет очень не просто.



Комментарии (3)

  1. Виктор 17 февраля 2014, 20:03 #
    Для начала предлагаю посмотреть небольшой текст.

    Конец капитализма?

    Периодичность кризисов – цикл сжался до семи лет. Способы регулирования экономики перестают работать. Эти и масса других, более конкретных явлений в экономике говорят о каких то серьёзных изменениях в экономических процессах. Называется множество причин, однако все они частичны или напротив – расплывчаты, как напр «ограниченность разделения труда», которое на поверку оказывается всего лишь отсутствием новых рынков в глобальной экономике. Итого: налицо системный кризис капитализма, но мировая наука не знает его первопричины.

    Между тем в теории известен глубинный «изъян» капитализма, заложенный в его основу. Ещё Маркс рассматривает его в гл17 тома2, но не видит в нем ничего угрожающего. Изъян называется «проблема капитализации прибавочного продукта» — проблема КПП. Она проста, как огурец. Дело в том, что в элементарном цикле Д-Т-Д есть только деньги заработной платы и те, что тратит сам капиталист на личное потребление. На эти деньги реализуется часть произведенного в цикле продукта (необходимый продукт), то-есть работники и сам капиталист покупают часть произведенного продукта, а деньги возвращаются в производство – опять становятся капиталом. Но остается прибавочный продукт, на который в цикле нет денег.

    На уровне отдельного предприятия этой проблемы нет, говорит Маркс, и это так. Потому что у предприятия нет «закрытого цикла», оно всегда реализует продукт «наружу» — за чужие деньги. А вот на уровне государства она есть. Что ж, говорит Маркс, наилучшее решение, сохраняющее законы стоимости – иметь свои золотые копи. И добывать золота не меньше чем стоит весь прибавочный продукт (ПП). Тогда это золото позволит купить, оплатить = капитализировать национальный прибавочный продукт. — Какие проблемы? Нет копей Соломона? Что ж, золото есть у соседей! Надо экспортировать половину прибавочного продукта и этими деньгами покрыть = оплатить оставшуюся часть ПП.

    Запомним: никаких других решений нет. Только экспорт, причем не просто экспорт, а именно «положительный баланс» — превышение над импортом. И теперь посмотрим на всю историю капитализма. А она вся, от начала, есть борьба за экспорт. Все колониальные войны и европейские, между метрополиями, включая обе мировых – это борьба за экспорт. За сырьё тоже, но оно вторично, как плата за экспорт и преимущество в конкуренции. Таким образом, проблема КПП работала как движущее противоречие, как стимул к развитию. В теории известно однако, что именно движущее противоречие неразрешимо в принципе и в конце развития именно оно ликвидирует систему – формацию.

    Конец развития национально-государственного капитализма известен – это глобализация, всемирная экономика. Проблема КПП становится во весь рост: экспортировать некуда. Шарик замкнулся. Разумеется, экспорт как таковой не исчез, но невозможно добиться всем странам положительного баланса в целом по национальному ПП. Вовсю применяются «нечестные» приемы типа удешевления валюты. По сути – ограбление своего производителя, народа! Удешевление его труда! Но это увеличивает экспорт – и потому благо. Государство увеличивает налоги, чтобы на эти деньги повысить внутренний спрос (напр через социалку) – купить хоть часть ПП. И капиталист не ропщет – некуда деваться то, некуда девать этот проклятый ПП. Новый рецепт – кредиты, однако это всего лишь перенос проблемы на будущее, накопление массы кризиса.

    И вот последнее средство – печатание денег. Вернулись к Марксу! Добыча «золота», но фиктивного, не имеющего собственной стоимости. Круг замкнулся, но на фиктивном, вырожденном уровне. Поэтому появляются такие предложения, на которые раньше просто покрутили бы пальцем у виска. Напр – тающие деньги, то-есть деньги с отрицательным процентом. Напр по 4% годовых – в минус. И это помимо инфляции! Капитализм навыворот. А куда деваться?

    Самое смешное в том, что в теории проблему КПП не замечают. Или замалчивают? Вся мировая эконом наука – не видит? Скажем сразу – проблема не решаема «в лоб», в рамках существующего капитализма как системы. Понимать её необходимо только для того, чтобы искать новое структурное решение, новую экономическую систему, где именно эта проблема КПП будет разрешена. Капитализм как «рыночная система воспроизводства на основе законов стоимости» не умрет, разумеется, но будет неизбежно модернизирован и ограничен в своем нынешнем всевластии. О конкретных формах и путях перехода можно и нужно говорить, чтобы этот переход не произошел стихийно, а то и катастрофически. Ведь он неизбежен.

    Если интересно, взгляните на viktork.ucoz.ru/ Сайт новый, если что не так — сообщите, дам другой адрес.
    1. Виктор Тяпин 19 февраля 2014, 17:41 #
      В принципе согласен, но есть НО:
      ЗАМЕЧАНИЯ
      <в элементарном цикле Д-Т-Д есть только деньги заработной платы и те, что тратит сам капиталист на личное потребление>

      В ответе на ваш комментарий к «Норме прибыли и стагфляция» я только что объяснял, что кроме зарплаты производительных работников и личного потребления капиталистов необходимо учитывать также зарплату непроизводительных работников: чиновников, армии, интеллигенции и т.п.

      <Капитализм как «рыночная система воспроизводства на основе законов стоимости» не умрет, разумеется, но будет неизбежно модернизирован и ограничен в своем нынешнем всевластии>

      Видимо, об этом есть в вашей книге? — Я до нее доберусь еще не скоро. Но, должен заметить, что история уже знает пример развития экономики в замкнутой системе: это в сталинском СССР. Как вы знаете, тогда распределение «по капиталу» было уничтожено полностью. Стоимость предметов потребления была приравнена к зарплате производительных и непроизводительных работников. Если именно подобную систему вы имеете в виду, то почти согласен (почти — потому что я в последней главе уже своей книги предлагаю ее современную модернизацию. Но для этого надо дочитать мою книгу до конца).

      1. Леонид 22 декабря 2016, 00:16 #
        Виктор, по крайней мере в этой публикации Вы очень далеки от истины. Истина гораздо проще…

        Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии. Вход Регистрация