Экономические преобразования на пути к социализму

Реклама

Можно попытаться изложить примерный план экономических преобразований на пути движения к социализму уже после того, когда социалистическая власть (диктатура пролетариата) овладеет командными высотами в экономической жизни общества и закрепит своё политическое господство в стране. Это изложение, существенным образом, будет опираться на теорию марксизма, очищенную от оппортунистических воззрений переродившейся КПСС, начиная с 20 съезда, а также на теорию и практику построения социализма в СССР, вплоть до 19 съезда партии большевиков. В этом изложении нет необходимости подкреплять мысли цитатами классиков, так как моим возможным оппонентам легко надергать цитат с противоположным смыслом трактовки и ещё потому, что эти цитаты приводились в других моих работах по теории социализма. Ссылки на эти работы даются в конце этого изложения.

В основе марксизма лежат законы общественного развития вообще и законы развития капитализма в частности. Причем развитие рассматривается с материалистической точки зрения, что означает развитие производительных сил на основе сложившихся экономических отношений в обществе, и на этой основе появляются новые идеи, отражающие достигнутые экономические результаты. Идеи правильно отображают действительность, когда они выводятся из самой действительности, а не из головы. В этом отношении теория построения социализма черпает их не из кабинетных представлений о добре и зле, а из анализа развития капитализма и свойственных капитализму противоречий. Развитие этих противоречий, как показал Маркс, неминуемо приведет к разрешению этих противоречий сменой общественного устройства, где эти противоречия найдут своё разрешение революционным путём. Указать эти противоречия капитализма, указать общественную силу вызревшую в недрах капитализма, которая способна разрешить эти противоречия, указать основы новых общественных отношений, где эти противоречия будут сняты — вот тот теоретический путь, который проделал Маркс и который развили и воплотили в жизнь большевики. Нам же остаётся только вычленить существенное из уже готовой теории и практики социализма, проанализировать и показать необходимость применимости теории марксизма к современным условиям.

Итак, к делу.

Как известно из марксизма, основным противоречием зрелого капитализма является противоречие между общественной организацией труда и частно-капиталистическим характером присвоения его результатов. В этой ёмкой формулировке содержится вся глубина противоречия современного капиталистического производства в масштабах всего общества. Вся история развития общественных отношений показывает, что отношение собственности всегда следует за развитием производства. Меняющиеся условия производства подготавливают изменения и в отношении собственности. Рабовладельческий способ производства уступил место феодальному способу производства и вслед за этим поменялась и форма собственности — с рабовладельческой на феодальную. В недрах феодального общества развивались товарные отношения и получал развитие новый класс мелких производителей характеризуемых тем, что отдельным производителям принадлежала не только рабочая сила, но и результат своего труда. В этом не было ещё противоречия.

Индивидуальный труд производителя соответствует индивидуальному характеру присвоения его результатов. Но уже тогда стало вызревать противоречие свойственное любому товарному производству, — это противоречие между индивидуальным трудом производителя и товарной формой его результата. Каждый индивидуальный производитель производит продукт не для себя, а для рынка, а значит, в конечном счёте, для всего общества. Таким образом, с самого момента зарождения товарного производства, индивидуальный труд уже стал в своей основе общественным. Пока труд был малопроизводительный, а число товаропроизводителей было невелико, противоречия товарного производства были скрыты. Но его развитие усиливало и его противоречия, что выражалось в действии закона стоимости как стихийного регулятора товарного производства. Развитие товарного производства не могло произойти ранее стихийно возникшего общественного разделения труда и появления простого (не товарного, случайного) обмена, что в свою очередь было подготовлено развитием первобытного производства. Исторически первым, предшествующим всем остальным формам общественного разделения труда, возникло разделение труда на труд умственный и труд физический, что заложило основу изменений отношения собственности с первобытно-общественной (общинной) на частную, дало основания к делению общества на классы и к появлению орудия классового господства — государства.

Есть ещё один исторический фактор, предопределивший возникновение классов и частной собственности, наряду с общественным разделением труда на труд умственный и труд физический внутри рода. Это корпоративизм первобытного родоплеменного строя, что выражалось в замкнутости и противопоставлении друг другу (конкуренции) отдельных родов и племён. Даже будучи общественной, внутриродовая собственность для каждого члена рода, была уже частно-корпоративной собственностью по отношению к другим родам и племенам.

Такую же корпоративную замкнутость и обособленность друг от друга унаследовали от родоплеменных отношений крестьянские общины. Никаких других устойчивых связей, кроме товарообмена и конкурентных войн, выработаться между замкнутыми хозяйствами отдельных родов и племён не могло, что само по себе с необходимостью приводит, сначала к выделению военной знати, для защиты и грабежа, а потом и к образованию господствующих классов. Впрочем, появление военной знати, как и появление хозяйственно-распорядительных вождей мирного времени, можно включить в одно понятие общественного разделения труда на труд умственный и труд физический и слияние их в итоге в один господствующий класс.

Итак, прежде чем вернуться к анализу капиталистического строя, к анализу его противоречий и для того чтобы показать каким путём можно разрешить эти противоречия, приведём краткую историческую последовательность общественных событий приведших к появлению господствующих классов и классов вообще.

1. Возникшее, исторически первым, общественное разделение труда на труд умственный и труд физический создало предпосылки к: 1) единоличному распоряжению общинной собственностью работниками умственного труда занятых управлением, 2) закреплению за ними права единоличного распоряжения общинной собственностью, что привело к появлению на её основе частной собственности, 3) образованию господствующих и угнетённых классов и государства. Другие, появившиеся исторически позже, формы общественного разделения труда только углубили и расширили перечисленные процессы или были их следствием.

2. На основе частной собственности возникает и получает развитие товарный обмен и товарное производство. На этой же основе появляются разные формы частной собственности (рабовладение, землевладение) и разные формы угнетения и эксплуатации труда, в зависимости от уровня развития производительных сил.

3. Развитие товарного производства приводит к появлению частно-капиталистической формы собственности и к обобществлению труда. Труд становится общественным, но присвоение его результатов остаётся частно-капиталистическим.

Мы видим, что общественное разделение труда на труд умственный и труд физический, когда одни только руководят, а другие только работают, уже самим фактом такого разделения подготовляют почву к образованию, с одной стороны господствующего класса, с другой, класса угнетённых. Присвоение общественной (общинной) собственности господствующим классом и закрепления этой собственности за ним в качестве частной, вытекает как следствие из факта общественного разделения труда, что само, в свою очередь, было подготовлено развитием производства. Забегая вперёд заметим, что несвоевременное упразднение разделения социалистического общества на тех, кто только руководит и тех, кто только работает, а в более широком смысле, разделения на труд умственный и труд физический неминуемо возродит господствующий класс и частную собственность, т. е. опрокинет любое завоевание социализма.

Далее. Появление классов открывает дорогу товарному производству и товарному обмену. Развитие одного и другого сдерживает низкий уровень развития производительных сил.

По мере их развития развиваются и товарные отношения, но господствующими отношениями они становятся только при капитализме, когда товаром становится рабочая сила. Марксизм указывает, что товарные отношения чужды социализму и это верно. Общественная форма собственности исключает товарные отношения, как отношения друг к другу самостоятельных субъектов хозяйствования. Товарные отношения должны отмереть, как только общественная собственность распространяется на всё, без изъятий, общество, на всё общественное единое хозяйство. Распространённая идея, что при социализме каждое рабочее предприятие должно быть самостоятельным субъектом хозяйствования (идея корпоративизма или анархо-синдикализма), ничего общего с социализмом не имеет. Построение социализма на базе такой идеи похоронит и сам социализм и эту идею вместе с ним и приведет к полному торжеству капитализма.

Теперь мы подошли вплотную к рассмотрению основного противоречия зрелого капитализма, разрешением которого устраняются все противоречия капитализма вообще и товарных отношений в частности. Мы уже проанализировали причины появления классов, частной собственности и товарных отношений. Такой анализ не мог быть проделан ранее, чем появился капитализм и своим развитием углубил и обострил все противоречия товарного хозяйства, тем самым показав и способ снятия этих противоречий. Выше мы говорили, что противоречие докапиталистического товарного хозяйства ещё не проявило себя в полной мере, так как и сам труд и его результат целиком принадлежал производителю.

Общественная роль труда проявлялась за спиной производителя, на рынке, для которого производитель и работал. Действие стихийного закона стоимости, как регулятора товарного производства и являлся тем индикатором общественных процессов, который связывал между собой отдельных производителей. Капитал разрушил связь между индивидуальным трудом производителя и его результатом, вклинившись между ними.

Обобществив труд индивидуальных производителей, лишив их собственных средств производства, капитал сохранил частную, но уже капиталистическую форму присвоения. Если общественный характер труда простого товарного производства выявлялся только в товарном обмене, то общественный характер труда при капитализме распространился не только на обмен, но и на само производство, на организацию труда. Организуя труд в масштабе фабрики или монопольного объединения, капитал оставляет конкуренцию и анархию в масштабах всего капиталистического хозяйства. Своим развитием, капитализм сам подводит общество к социалистической организации труда, сам формирует тот класс, который кровно заинтересован в такой социалистической организации.

Но труд на отдельном капиталистическом предприятии организуется по единому плану из центра. Внутри такого предприятия нет товарных отношений, нет конкуренции и анархии. Между цехами и отделами распределение носит планово-натуральный характер, т. е. продукты распределяются по плану. Никакого обмена внутри капиталистического предприятия нет. Действует только плановый распределительный принцип. Как определяется трудовая эффективность отдельного цеха, подразделения или отдела на капиталистическом предприятии? Она определяется выполнением плана и ни чем более. Если нет задержки в продвижении планового продукта, значит подразделение работает хорошо. Если задерживается продвижение продукта, выясняются причины и принимаются меры.

Точно также, для единого централизованного социалистического хозяйства, с его многочисленными подразделениями, не требуется никакого другого контроля работы за каждым подразделением, кроме контроля за соблюдением плановых показателей. Внутри единого социалистического хозяйства обмена нет вообще. Между подразделениями единого социалистического хозяйства действует принцип планового распределения. Но в социалистическом обществе, пока не преодолены классовые различия и существует общественное разделение труда, принцип распределения не может распространяться на каждого работника. Между социалистическим обществом и каждым работником в отдельности продолжает действовать принцип обмена: от работника общество получает труд, а от общества работник получает эквивалент его труда — продукты.

Далее. Как на отдельном капиталистическом предприятии оплачивается труд? Какой критерий лежит в основе оплаты труда в капиталистическом обществе? Нет такого критерия ни для отдельного капиталистического предприятия, ни для всего капиталистического производства, потому что при капитализме платят не за труд, а за рабочую силу. Это касается любых наёмных работников — умственного и физического труда. Цена рабочей силы определяется капиталистическим рынком труда, принцип работы которого не претерпел изменений за всё время существования капитализма. Менялись только условия найма. Другими словами, организация труда на капиталистическом предприятии вполне социалистическая, а заработная плата формируется целиком на капиталистических началах.

Чем мотивирует труд капиталистический способ производства, или иначе говоря, что лежит в основе побуждения наёмного работника к труду при капитализме? Только страх и ничего более. Страх потерять работу для одних и страх потерять своё привилегированное положение для других. Одних большинство, других меньшинство. Другой мотивации труда капитализм не знает. Экономическое принуждение к труду, доведенное до крайности, это тот единственный метод, которым овладел капитал. При капитализме труд угнетён, задавлен и это ясно потому, что капиталистическая эксплуатация труда не может быть построена иначе, как на принуждении к труду на условиях капитала — покупателя рабочей силы. Принуждается к труду наемный рабочий через страх умереть с голоду, если условия покупателя рабочей силы не будут приняты её продавцом. А условия покупателя рабочей силы сводятся почти всегда к тому, что работа на капиталиста через всякую меру, даст возможность сносно существовать. Существовать, чтобы и дальше была возможность чрезмерно работать на капиталиста.

В социалистическом обществе нет и не может быть буржуазного принципа принуждения к труду, хотя наследуя от буржуазного общества отношение к труду, как торг за лучшую оплату рабочей силы, экономическое принуждение какое-то время остаётся, освобождённое от крайностей капитализма. Это принуждение заключено в известной формуле: кто не работает, тот не ест. Основным же побуждаемым мотивом к эффективному труду в социалистическом обществе является плата по результатам труда, как по результатам труда каждого члена общества, так и по результатом труда всего социалистического общества в целом. Проявляться такой поощрительный принцип оплаты по труду может двояким способом: со стороны оплаты по труду каждому работающего члену и со стороны повышения материального и культурного положения всех членов общества в целом, т. е. всего общества, что должно выражаться, например, в ежегодном снижении цен, в сокращении продолжительности рабочего дня, в организации культурного досуга трудящихся и т. д. Особо требуется осветить побуждающий мотив к умственному труду в социалистическом обществе. Об оплате умственного труда не более оплаты труда квалифицированного рабочего уже было сказано выше. Что-же касается условий, побуждающих к умственной деятельности в социалистическом обществе, то такими условиями должна быть не материальная заинтересованность сверх обычной платы, а создание и организация наилучших условий её выполнения и общественное признание её результатов.

Как измерять физический труд в социалистическом обществе? Маркс нам указывает, что простой труд меряется его средней, по однородным производителям, продолжительностью изготовления какого-то товара, т. е. временем, которое необходимо затратить в среднем на изготовление того или иного товара, при данных общественных условиях. Такое среднее по производителям время Маркс называет общественно-необходимым временем труда, а сконцентрированный в товаре общественно-необходимый труд, суть его стоимость. Разумеется, что это время никто не меряет и не подсчитывает. Для простого товарного производства это время учитывается автоматически, стихийно, через товарный обмен и находит своё воплощение в цене товара. В этом проявляется закон товарной стоимости. С появлением капитализма действие закона стоимости усложняется, что проявляется в отклонении цены от стоимости. Мы в это углубляться не будем. Для нашего рассмотрения эти сведения не понадобятся. Следует только подчеркнуть роль денег в товарных отношения. В товарном производстве деньги, это тоже особый товар, их всеобщий эквивалент. Бумажные деньги, это их заместители или квитанции всеобщего товарного эквивалента и пока есть товарное производство, будут и деньги, как всеобщий эквивалент, будь это золото или что-то другое.

Внутри социалистического хозяйства меновых отношений нет, следовательно нет и товарного производства. В свою очередь, отсутствие меновых отношений приводит к бездействию закона стоимости. Но его действие и не нужно. Там где нет обмена, а действует только принцип распределения (например в семье), вопрос цены не стоит. Это верно для всего социалистического хозяйства. Но каждый конкретный работник всё-же обменивается своим трудом с обществом, получая взамен от общества определённые материальные и культурные блага. Такой непосредственный обмен лишён товарного содержания. Труд, в отличии от рабочей силы, это не товар. Общественные продукты обменивающиеся на труд, тоже лишены товарного содержания. Нет и быть не может таких понятий как цена, а значит не может быть и денег, как всеобщего товарного эквивалента. Бумажные деньги или квитанции, как эквивалент личного трудового вклада в общественное производство могут существовать при социализме. Но при современном уровне развития цифровых технологий обезличенные бумажные деньги не нужны. Более того вредны, потому что обезличенность бумажных денег открывает дорогу разного рода спекуляциям. В этом отношении обладают безусловным преимуществом персональные трудовые карты, наподобие банковских карт, куда заносятся данные о личном трудовом вкладе в общественное производство.

Теперь определимся с принципом подсчета трудового вклада. Это не простой вопрос. Можно, например, подсчитывать время труда всех, выполняющих однородную работу по всему социалистическому хозяйству и так для каждого рода работ. Потом вывести среднее время труда для каждой категории работников и всех родов работ. Далее, имея суммарные данные о количестве произведённых материальных благ всем общественным производством, можно вычислить сколько материальных благ приходится на долю каждого, согласно с его личным трудовым участием. Эти вычисления громоздки, но не сложны. Возможности современных вычислительных машин позволяют такие подсчёты делать быстро. Но машина подсчитает то, что в неё заложат, а мы ещё не определили как отличать количественно простой труд от труда квалифицированного рабочего, как сравнивать, например, труд дворника с трудом ассенизатора. Оба рода работ относятся к труду простому и требуют одинаковой оплаты за одинаковое время труда. Но определяя одинаковую плату дворнику и ассенизатору, мы рискуем общество оставить без последних.

Теперь мы подошли вплотную к вопросу об оценке труда в социалистическом обществе. Идею, раз и навсегда устанавливать критерии различения простого труда от сложного, квалифицированного от неквалифицированного надо отбросить и вспомнить, что социалистическое хозяйство есть плановое хозяйство, развитие которого происходит по закону планомерного развития. Это означает, что общество не только планирует выпуск и распределение продуктов, а планирует, также, распределение трудовых ресурсов территориально, по отраслям, и по роду работ. А для планомерного распределения трудовых ресурсов нужно повышать оплату там, где этих ресурсов не хватает и понижать там, где их избыток. Разумным решением видится такой путь. Каждое подразделение социалистического хозяйства предоставляет в плановые органы сведения о количестве рабочих и норм их выработки по факту. Эти данные суммируются и выводится средняя норма выработки по отраслям, по роду работ, по виду продукции, по регионам и т. д. Эти данные и ложатся в основу средней оплаты труда. А дальше вступает в свои права принцип планового распределения трудовых ресурсов. В соответствии с этим принципом оплата труда повышается от средней для тех профессий, родов работ и регионов их применения, где трудовых ресурсов недостаточно и наоборот, понижается, где их избыток. Регулярное поступление с мест в центр планирования сведений о количестве работающих, о времени выполнения работ и их объемов, позволит определять все важнейшие плановые показатели, на основе которых осуществляется планирование, в том числе планирование распределения трудовых ресурсов. И в таком подходе нет ничего общего с уравниловкой. Наоборот. Такой подход к оплате труда отвечает всем принципам социализма, где труд нужно прилагать там, где он нужнее обществу.

Мы осветили в этой заметке только часть теоретических вопросов социализма. Некоторые вопросы по теории социализма освещены в других моих работах. Ссылки на них ниже.

К чему нам идти или заметки о социализме

Размышления большевика по теоретическим вопросам социализма

Постоянная ссылка на это сообщение: http://bolshevick.ru/politekonomiya/ekonomicheskie-preobrazovaniya-na-puti-k-soczializmu.html

3 комментария

  1. Здравствуйте, Константин. Я не согласен с вашими воззрениями на теорию общественного развития потому, что его законы вскрыты не точно. Например, принято считать, что производственная база при коммунизме должна быть идентична такой как при капитализме. Разница в том, что при капитализме происходит частное присвоение результатов общественного труда, а при социализме должно быть общественное распределение этих результатов. Но остаётся непонятным, а как всё будет при коммунизме? Именно эта неясность была и остаётся препятствием для распространения идеи коммунистического устройства общества. В настоящий момент появилась возможность удалить это препятствие, так как появились технологии, требующие создание производственных предприятий нового типа, которые полностью противоречат экономике капитализма, но великолепно вписываются в коммунистическую концепцию. С уважением, Ричард.

    1. Ох, вот какая беда, Ричард!

      Технологии появились только теперь, а сам коммунизм, как проект открыт даже не Марксом, а утопистами. Маркс лишь доказал возможность коммунизма. И давайте заметим, что ни утопистам, ни Марксу, а позже и Ленину — эти новые технологии и «фантастические» новые формы предприятий для этого вовсе не понадобились.

      Как вы думаете, может быть ваша мысль связана не с коммунизмом, а с еще одним улучшением капитализма? Если нет, то не перекладывайте решение проблем на одно только железо. Производительные силы и производственные отношения связаны. И чтобы рождалось что-то новое нужно прежде всего разрушить устаревшие производственные отношения.

  2. Вообще-то я не задавался целью вскрывать законы общественного развития. Они уже вскрыты марксизмом. Это если говорить о наиболее общих законах. В этой статье отражены не законы общественного развития, а производственные отношения социализма на пути к коммунизму, когда уже преодолены в основном пережитки многоукладности. Технологии относятся к области развития техники, а не к области производственных отношений. В статье же речь идёт именно о производственных отношениях при социализме. К сожалению вы очень обще высказали своё несогласие, не указав с чем именно вы не соглашаетесь, чтобы можно было предметно вам ответить. Что же касается вашего замечания, что социализм вырастает из капитализма и наследует его некоторые элементы, такие как организация труда на отдельном капиталистическом предприятии, то вы правы. Именно анализ такой организации и приводит автора к тем выводам в статье, с которыми вы не согласились.

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.